Логотип Логотип Логотип Логотип
Репортаж

«Уимблдон» сделал иммерсивное шоу и перенес зрителей на финал 1980-го. Такого в спорте еще не было

Новый формат развлечения на волне ретро. 

«Уимблдон» давно ассоциируется у всех с нерушимыми традициями и консервативностью – хотя эта ассоциация, конечно, совсем не точна – мы уже рассказывали о влиянии суперкомпьютера IBM на инфраструктуру турнира. В этом году «Уимблдон» особенно хорош и вышел за пределы не только теннисной сущности, но и спорта вообще: ожидание турнира стало большим театральным событием. Все благодаря иммерсивному шоу.

Жители крупных городов России должны понимать, о чем идет речь. Зритель не просто смотрит спектакль, а фактически становится его участником: разговаривает с героями, перемещается по площадке и может все трогать – в таких декорациях воссоздана обстановка многих классических произведений (от «Анны Карениной» до «Пиковой дамы»). В Лондоне зрителей перенесли почти на 40 лет назад, воссоздав легендарный финал Уимблдона-1980 – Борг против Макинроя.

На три дня театр в районе Уэмбли превратился во Всеанглийский клуб лаун-тенниса и крокета начала 80-х. Зрители несколько часов танцевали под музыку диско, играли в Pac-Man на огромных автоматах, удивлялись новейшему изобретению (кассеты VHS), а под конец стали свидетелями одного из самых драматичных матчей в истории тенниса.

«Мы впервые объединили спорт и искусство», – объяснял зрителям создатель Wimbledon Rematch Ричард Айерс (он основатель и генеральный директор Seven League, одного из крупнейших диджитал- и консалтинговых агентств Европы в спорте – Sport Connect). Он задумался о подобном иммерсивном спортивном фестивале несколько лет назад, а руководству «Уимблдона» предложил идею зимой 2018-го. К радости Айерса, достаточно консервативному Всеанглийскому клубу свежий подход понравился, и «Уимблдон» выступил главным спонсором. Руководство турнира не рассматривало рематч этого года как инструмент моментального заработка (на это намекает и календарь: всего три дня представлений в конце июня, вдалеке от решающих матчей турнира-2019). Скорее это было пробное мероприятие, которое можно повторять и масштабировать в будущем.

С организацией также помогали специалисты ивентов на стыке спорта и театра – например, Марк Мерфи, режиссер церемонии закрытия Игр Содружества-2014.

Ричард не скрывает, что вдохновлялся опытом Secret Cinema – оригинального формата просмотра кинофильмов, который захватил Лондон в 2000-х благодаря полноценному погружению зрителей в атмосферу событий на экране. Это смесь кино и театра, часть ролей здесь исполняют сами зрители: всем купившим билет выдают костюм и прилагающуюся к ней роль, а действие начинается за несколько часов до показа. Окрестности кинотеатра превращают в сцены из кино: например, для фильма «Назад в будущее» в лондонском Олимпийском парке построили городок Hill Valley 1950-х годов, а для «Звездных войн» старую газетную фабрику превратили в космический корабль. Зрители свободно перемещаются по территории, взаимодействуют с актерами, играющими главных героев фильма или просто персонажей вселенной, а затем смотрят давно знакомые и любимые фильмы в компании таких же фанатов.

По словам Айериса, идея превратить легендарные спортивные события в полноценный театр импровизации лежала на поверхности: «Спортивные команды стараются максимизировать прибыль, проводя как можно больше матчей и собирая большую аудиторию. Они никогда не останавливаются и не пытаются выжать максимум из невероятных архивных историй. Но ведь можно использовать это прошлое и зарабатывать».

Кроме того, многие не успевают или не могут купить билеты на сам турнир (об уровне спроса мы рассказывали здесь), а Wimbledon Rematch дал возможность почувствовать себя на Центральном корте всего за 50 фунтов (~4000 рублей).

Рематч провели накануне старта Уимблдона-2019 и дали пять представлений (по 4,5 часа каждое) за три дня уик-энда. Мероприятие выпало на самые жаркие лондонские выходные: в субботу было +33, так что зрители радовались тому, что шоу проходило в помещении, и смеялись, выдержит ли такую жару уимблдонская трава.

На входе гостей встречали секьюрити в бежевых костюмах 40-летней давности. Почти сразу можно было почувствовать себя игроком топ-10: охрана держала перед зрителями коридор, а за их спинами прыгали актеры, исполняющие роли простых теннисных болельщиков и журналистов местных английских газет. 

Главное правило таких иммерсивных представлений – максимально вживаться в роль и активно взаимодействовать с происходящим – работало и на Уимблдоне-1980. Больше половины зрителей пришли на рематч в соответствующей эпохе одежде: кто-то ограничился повязкой на лбу, как у игроков, другие выглядели так, будто достали из шкафов родительские пиджаки и платья. Почти все девушки первым делом шли к визажистам и за 10 минут получали максимально яркий макияж из 1980-х.

На изучение небольшой территории вполне хватало двух часов. Организаторы уместили на площадке несколько баров с традиционными летними напитками (британский ликер с лимонадом Pimm’s и пина колада); кафе с бургерами и клубникой со сливками; игровые автоматы и, конечно же, детали самого Уимблдона: судейскую вышку, стол для пресс-конференций и даже два монитора со старинными микрофонами, где можно было попробовать откомментировать матчи турнира.

На подиуме в центре площадки раз в полчаса выступала музыкальная группа с максимально странными номерами из 1980-х. Но точнее всего эффект присутствия в 1980-м создавали актеры, раскиданные по территории. По залу пробегали теннисисты, якобы только что отыгравшие матчи. За ними, как и за музыкантами и некоторыми зрителями, бегали многочисленные «журналисты»: девушки с блокнотами, операторы с огромными камерами и репортеры с пленочными фотоаппаратами. «Игрокам» они задавали вопросы про только что прошедший матч, в момент выступления группы старались поймать кадр получше, щелкая вспышками, а между рассредоточившимися по территории зрителями пробегали, бурча под нос: «Ох уж эти болельщики, в 1978-м их было куда меньше, как же было прекрасно».

Особым развлечением стал стенд со старым телевизором и новейшей по меркам 1980-го вещью — видеомагнитофоном. Актеры сажали зрителей на потертую софу, демонстрировали кассеты VHS и с серьезными лицами объясняли, что теперь возможно отмотать понравившийся момент назад, поставить на паузу и даже пересмотреть всю игру еще раз. Зрители подыгрывали как могли: охали, просили показать еще раз и до конца не могли поверить, что в одной коробочке действительно помещается целый теннисный матч.

Кассеты VHS и возможность прокручивать видео в разные стороны стали главной темой самого матча. В определенный момент зрителей попросили пройти на Центральный корт и занять места на трибуне. Перед ними расположился экран в виде телевизора, на котором показали первый гейм матча Борга и Макинроя. В решающий момент картинка зависла с надписью «Pause», экран пополз вверх, и сцена превратилась в полноценный теннисный корт.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Forever Federer (@foreverfederer)

Конечно, все 5 сетов зрителям не показали. Весь матч уместили в 45 минут, выбрав только самые яркие розыгрыши. Оригинальное видео матча шло на экране, а актеры перемещались по площадке так же, как их прототипы. Происходящее подсвечивалось музыкой, голосами комментаторов матча и графикой на корте.

Драматичная развязка, победа Борга и стоячие овации публики, которая по ходу матча вела себя так эмоционально, будто действительно присутствовала на Центральном корте в решающий момент.

После матча молодые зрители говорили, что шоу перенесло их в прошлое и позволило почувствовать себя собственными родителями. Гости постарше (а их на рематче было большинство) не скрывали захлестнувшей их ностальгии и благодарили организаторов за такое точное воспроизведение реальности 1980-х.

Ну а организаторы уверены: в истории спорта достаточно великих событий, чтобы устраивать такие фестивали регулярно.

Автор: Дария Конурбаева, Лондон.

рубрика
Репортаж