Логотип Логотип Логотип Логотип
Репортаж

Родители и энтузиасты с нуля построили в России мини-футбол для детей с синдромом Дауна. Их история восхищает

Хочется больше добра в нашем спорте.

На этой неделе – 13 и 14 ноября – в Москве прошел первый в истории России турнир по мини-футболу среди людей с синдромом Дауна. Мы уже привыкли ко многообразию инклюзивного спорта, но при этом практически никогда не слышали про футбол для детей и подростков с синдромом Дауна – и этому странному обстоятельству есть очень простое объяснение. 

Во-первых, еще двадцать лет назад почти 80% новорожденных с этим синдромом попадали в сиротские учреждения – в роддомах мамам и папам сразу предлагали подписать отказ от ребенка, поэтому образовательные и развлекательные проекты для таких детей просто не имели шансов расшириться и оказаться на виду. Сейчас количество отказов снизилось (в Москве – до 50%) – в первую очередь благодаря прочной просветительской работе нескольких благотворительных организаций.

Во-вторых, еще несколько лет назад созданию футбольных секций препятствовал стойкий стереотип о том, что дети с синдромом Дауна не способны действовать в команде и что им проще заниматься индивидуально. По словам представителей фонда «Синдром любви», даже в крупных городах детей с синдромом Дауна не брали ни в одну футбольную секцию – родителям приходилось самим организовывать новые секции (об этом мы еще расскажем). «Сама спортивная практика подыгрывала этому мифу. Есть ребята, которые занимаются плаванием, гимнастикой, лыжными гонками, другими некомандными видами спорта. А на самом деле для детей с синдромом Дауна критически важна работа в коллективе. И мы пытаемся разрушать сложившиеся стереотипы», – рассказывает Александр Махов, декан факультета физической культуры РГСУ, который с нуля разработал методику занятий мини-футболом для детей с синдромом Дауна. 

Ситуация резко изменилась в 2015 году. Тогда генеральный директор фонда «Синдром любви» Ирина Меньшенина (ей хотелось расширить спортивное предложение для детей с синдромом Дауна) пришла в РГСУ. Там есть факультет, где занимаются проблемами адаптивного спорта. 

«У меня всегда были особенные спортсмены: неслышащие, незрячие, «опорники», в колясках с тяжелыми травмами… Но людей с синдромом Дауна я никогда не тренировал. Знал какие-то штампы, что у них координация другая, память другая. Поэтому сказал: «Такого опыта нету. А попробовать хочется».  Вот так все и началось: никто ничего не знает, литературы нет, но все хотят играть в футбол. Главное ведь хотеть!» – вспоминает Александр Махов. 

Первая тренировка прошла 15 декабря 2015 года в зале в Мытищах. Тренерами стали студенты Махова, которым как раз требовалась практика и научная база для дипломных работ. 

«Было непонятно, что дальше. Я боялась, что наш тренер Александр Сергеевич Махов испугается – не знаю, например, от неумения работать с детьми с синдромом Дауна», – говорит Анастасия Даунис, организатор и менеджер  проекта «Футбол для детей и молодых людей с синдромом Дауна». 

«Помню первую тренировку. Я шел и думал, как я познакомлюсь с ними: посажу их в кружочек, попытаюсь узнать, любят ли они футбол, занимались ли им раньше, пинали ли мяч когда-нибудь, – вспоминает тренер Махов. – Ну… Ребята пришли на площадку, схватили по мячу, разбежались по углам и, собственно, все мои мысли о том, как я начну эту работу, тут же развеялись в пух и прах. Ну ничего… Потом мы с тренерами поняли, что в любом деле главное – это дисциплина. Теперь любое занятие мы начинаем со свисточка. Он их организует. Сигнал свистка – они подходят, мы что-то объясняем. Просто голос тренера они могут не услышать – и слух не тот, и зрение другое. А со свистком тренировка идет интенсивно, успеваем больше сделать». 

В 2017 году фонды «Даунсайд Ап» и «Синдром любви» выпустили методическую программу для тренеров (скачать ее можно здесь) – без агрегированных знаний и отработанных техник расширение было бы немыслимо. Тогда же проект получил поддержку ФИФА по линии FIFA Foundation – в том числе благодаря этому мотивационному и финансовому толчку мини-футбол для детей с синдромом Дауна вышел за пределы Москвы и зародился в нескольких регионах. Помимо Московской области (Мытищи, Лобня) секции появились в Рязани, Ярославле, Уфе, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Коврове и Красноярске. На очереди – Иваново и Крым. Всего в России мини-футболом сейчас занимаются более 150 детей и подростков с синдромом Дауна (в декабре 2015-го их было всего пятеро). 

Показательна история секции из Коврова (если кто не знает, это город с населением около 140 тысяч человек во Владимирской области). Там не было централизованной секции, не было внешнего запроса и не было группы активистов – все придумала и сделала своими руками одна девушка, Елена Коротцова. 

«Наша футбольная группа – чистой воды авантюра! – рассказывает Елена. – Я училась в Шуйском государственном педагогическом университете (ШГПУ), всегда интересовалась темой адаптивного спорта. Ввязалась в проект сначала из научного интереса – эта тема в России совсем не исследована. А потом: одна тренировка, вторая – и я понимаю, что остановиться совсем не могу. В группе много детей, которые пришли ко мне из дома – их не берут в секции, кружки, в обычные школы из-за синдрома Дауна. Сначала им даже в зал зайти сложно… Боятся! Я работаю со всеми». 

Елена сама нашла зал в коррекционной школе (директор была шокирована, что кто-то сам решил заниматься с детьми с синдромом Дауна), нашла спонсоров (так появилась красная форма с надписью «Ковров» и инвентарь), пригласила волонтеров из медколледжа, которым нужна практика. 

«Вообще, я баскетболистка в прошлом, но футбол тоже люблю. Сейчас я с ребятами запросто занимаюсь, моих знаний хватает. Но если мы пойдем вперед, нам, конечно, понадобится профессиональный тренер по футболу. Я очень хочу, чтобы мы с командой участвовали в соревнованиях, побеждали, получали разряды. И когда-нибудь мы к этому придем», – говорила Елена в феврале 2019 года в интервью сайту фонда «Даунсайд Ап». 

И все получилось. 

В ноябре 2019-го все секции России, где детей с синдромом Дауна обучают мини-футболу, собрались в Москве. Турнир получился не просто массовым, но и максимально заметным: его поддержал московский ЦСКА, видеообращение к детям записал капитан сборной России Артем Дзюба (они отправили игрокам трогательные рукописные письма, в которых рассказали о своих мечтаниях). Часть затрат покрыл фонд «Синдром любви» вместе с Департаментом спорта Москвы, но привезти все команды помогли пожертвования. Кто-то перечислял деньги «Синдрому любви» напрямую через сайт, помогали и крупные спортивные мероприятия (например, триатлонные старты IRONSTAR). Так, 180 000 рублей было собрано на традиционном спортивном фестивале ROSA RUN, проходившем в начале мая на горном курорте «Роза Хутор» (мы подробно рассказывали о том, как в Сочи сделали максимально успешный ивент – на стыке спорта и развлечений). Часть средств была получена благодаря детскому забегу – участвовали 300 ребят. 

«Кто ниже метра – бежал 500 метров, кто выше – 1000 метров. У всех на майке номер 1 – так мы приучаем ребят быть первыми. На финише они, прямо как взрослые, получали медаль – в первую очередь за то, что преодолели себя. Все взносы пошли в фонд «Синдром любви», который помогает заниматься спортом другим детишкам – с особенностями развития», – рассказывал нам генеральный директор Rosa Run Андрей Кавун. 

Первый в истории всероссийский турнир выиграла команда из Уфы: в финале она обыграла вторую команду Москвы со счетом 4:0. 

Тяжелее всех добраться до Москвы было команде из Красноярска – суммарные затраты на дорогу и проживание составили 190 тысяч рублей. У красноярской секции особая история. У ее истоков стоит Анастасия Вахнина – ее, как и многих мам, еще в роддоме уговаривали отказаться от ребенка с синдромом Дауна. 

«В роддоме первые два дня было страшно и плохо. Медсестры говорили: «Зачем ты пойдешь кормить, оставь его». Даже на первое кормление не принесли. Я ходила, искала сына, просила: «Покажите». А мне с издевкой: «Ты что, сама не видишь?». А я правда не видела, не понимала, что за такие особенные черты. Показали. Он лежит такой же, как и все, красивенький. Сразу вцепился в грудь. На третий день меня осенило — я же с ним пойду домой! Он же красавчик!

Старшие дети приняли брата без проблем, даже вопросов не задавали. Наверное, у мужа принятие было чуть дольше. Но то, что любовь была и есть у всех, это однозначно. Понимание, что жить можно, и жить очень даже хорошо, пришло позже», – вспоминает Анастасия в интервью «Термосу», медиа фонда «Синдром любви». 

Когда пришло время выбирать спорт, семья не сомневалась. Футбол. К счастью, они нашли тренера Михаила Лаврова, у которого были опыт коррекционной работы с детьми. Индивидуальные занятия быстро спровоцировали мысли о секции для людей с синдромом Дауна – она заработала весной 2017-го. 

«Я работаю и с нормативными детьми, и с особенными. И принципиальной разницы для меня нет. Здесь эмоции от забитого гола бывают даже ярче. Плюс огромный интерес делать то, чем больше никто не занимается. Когда они пришли, кто-то прыгать не умел, разбегались, на первом занятии мы их даже построить не могли, мяч вести — не понимали, как, приходилось брать их руку в свою и бежать по полю. У меня и коллег даже вопроса не стоит, откуда черпать силы. Рядом с ними заряжаешься эмоциями, которых хватает сполна. Мы вообще относимся к ним как к обычным детям. И посмеяться можем, и поговорить на разные темы», – говорит тренер Михаил Ларионов. 

«Как такового футбола в том понимании, какой мы бы хотели и как все видят по телевизору, пока нет. Он только-только зарождается. И то в старшей группе. В младшей группе и задачи такой нет – у них пока начальная физическая подготовка, – говорит основатель методик Александр Махнов. – Освоить простейший навык ведения мяча, передачи, как правильно ножку поставить, как правильно ножку подвести к мячу». 

Обычно тренировка длится час: 10-15 минут разминки, 30-35 минут основных упражнений на координацию и технику, 10-15 минут игры (чтобы заставить детей чувствовать коллектив, голы засчитывают только в том случае, если ему предшествовали минимум три передачи). Детям с синдромом Дауна очень сложно играть дольше – на турнирах матчи идут по 13 минут. Среди лучших игроков старших групп Махнов мечтает собрать сборную России – чтобы выступать на международных соревнованиях. «Это наша спортивная космическая мечта», – говорит он в одном из презентационных роликов фонда «Синдром любви». 

На самом деле, мини-футбол важен для детей не только как спортивная активность. Благодаря тренировкам они меняются в жизни. Рассказывает тренер Александр Махнов:

«У нас есть традиция: в конце тренировки все собираемся, ручки кладем одна на другую и хором: «Мы команда!» Потом все обнимаются, хлопают друг друга. Это то ради чего, может быть, мы все и собрались. 

Мы уже замечаем перемены. Вообще, у детей с синдромом Дауна оперативная память короткая – они быстро все забывают. Поэтому тяжело добиваться результата. Ты просишь выполнить самое простое, ребенок говорит, что он понял, а на самом деле сделает после десятого напоминания. И вот это время надо перетерпеть. Зато потом он начинает делать правильно и хорошо, и ты вместе с ним получаешь от этого удовольствие. Наши футболисты за 3 года стали дисциплинированными, организованными. Если мы даем удары по воротам, все стоят в линию – у каждого по мячу, и они бьют по очереди – по сигналу свистка. Они понимают, что без свистка бить нельзя, без очереди бить нельзя. Раньше они этого не делали.

В обычную жизнь это тоже переносится. Родители рассказывают: раньше дети, приходя с тренировки, одежду бросали в угол. Теперь стараются свернуть, кладут на место. 

Начиная с групп для шестилетних детей, мы подбираем упражнения для развития памяти. Это крайне важно! Эти тренировки, проходящие на постоянной основе, могут менять жизни особенных людей, целые жизни. Поэтому наша задача – не просто вырастить спортсменов. Нам важно сделать так, чтобы дети получили шанс на будущее, были коммуникабельнее, чтобы свободнее чувствовали себя в новом коллективе. А это поможет и на других видах занятий, и в дальнейшем в жизни». 

«Моя дочь Даша благодаря футболу научилась контролировать время по часам. Футбол для нее мощный стимул, она всегда хочет прийти вовремя, поэтому пришлось научиться ориентироваться во времени. Она следит за порядком в своих вещах: с вечера собирает футболку, шорты, кеды, носки – следит за тем, чтобы они всегда были чистыми, – говорит Анастасия Даунис. – На футболе есть друзья, с которыми она переписывается в вотсапе. Чтобы там переписываться, надо уметь правильно писать слова. Чтобы правильно писать слова, нужно больше читать. У нас вот такая схема работает через футбол. Многие навыки можно освоить через сильное увлечение ребенка. Она вспоминает ребят, с которыми играет, запоминает события из их жизни, потом спрашивает, как дела. Футбол воспитывает заботу, внимание к ближнему». 

рубрика
Репортаж