Логотип Логотип Логотип Логотип
Репортаж

«Теперь Олимпиада ассоциируется с принципом «Деньги, деньги, деньги»

Главные цитаты с заседания Клуба Sport Connect о зимних горных видах спорта. 

Итоги сезона на «Роза Хутор»

Руководитель департамента общественных связей и рекламы курорта Виктория Вергельская

Мы отработали четыре постолимпийских года, и теперь можно говорить, что состоялись не только как олимпийский объект, но и как туристический. Была теплая, малоснежная зима, тем не менее мы продержались 4 месяца (с 15 декабря по 22 апреля).

На «Роза Хутор», как правило, много снега. Но в олимпийский год партия сказала: надо! Застройщики сказали: есть! Мы заготовили 8 снегохранилищ размером с 10-этажный дом, которые были покрыты термоизолирующим материалом. В итоге было заготовлено 509 кубометров прошлогоднего снега – нигде в мире такого не было ни до, ни после. Снег не пригодился, но это был элемент подстраховки. Каждый год заготавливать столько снега невозможно.

За сезон мы приняли 920 тысяч человек – это на 15% больше, чем годом ранее. Это наш рекордный показатель в зимнем горнолыжном сезоне. В летний сезон мы иногда принимаем даже больше, рекорд – 1 100 000 человек. Но надо понимать, что летний сезон длиннее, он идет с мая по 7-10 ноября.

Еще на стадии строительства и подготовки «Роза Хутор» было решено сосредоточиться на туризме. Дело в том, что невозможно сочетать развитие туристического объекта с проведением крупных соревнований, которые требуют перекрытия курорта. Сейчас мы заинтересованы в проведении таких соревнований, которые позволяют кататься туристам и соревноваться спортсменам. У нас были Военные игры, этап юношеского чемпионата мира по горнолыжному спорту.

Отношения спортсмена и спонсора

Алена Заварзина, бронзовый призер Сочи-2014 в сноуборде: Есть рынок. Если работать, а не сидеть на месте и не ждать, когда вода потечет и понесет тебя вперед, то все возможно. В современном мире никому не интересен твой результат на склоне. Если ты можешь предоставить качественный контент в соцмедиа, если ты можешь мотивировать аудиторию, если тебе есть что рассказать, ты будешь интересен. Если ты открыт, если ты интересен другим людям, то можешь привлекать внимание компаний. Для этого надо уметь работать и общаться с людьми. Если ты всего этого не хочешь и думать, что ты и так классный, то, конечно, будут проблемы.

Наша с Виком история могла быть и более популярна. Ведь мы выиграли медали Сочи-2014 в один день – это как умереть в один день. Об этом можно и фильм снимать.

Вопрос о возможностях подготовить коллаборации с российскими брендами (в частности, Zasport): Вы пытались с кем-то что-то сделать в России? Рынок еще молодой, особенно в части спортивного менеджмента, еще есть куда развиваться. Спортивные агентства можно пересчитать по пальцами, профессионалов в СММ и селебрити-маркетинге тоже не очень много. Я очень хочу найти человека, который будет говорить мне, что выложить, как сфотографироваться и что надеть, который сможет написать пост. Но, как правило, это заканчивается тем, что все согласовывают классный план, а потом все забывается.

Сергей Ридзик, бронзовый призер Пхенчхана-2018 в ски-кроссе: У меня пока есть контракт с производителями лыж и экипировки, остальное – в процессе. Внимание есть, есть только нюансы, кто и чего от меня хочет.

Алена Заварзина: Мы с Виком давно думаем о марке нижнего белья Victor Secret. У нас есть коллекция мерчандайзинга, можно сделать такую линию Special Edition. На самом деле, уже шесть лет шутим на эту тему. Всерьез не думали, а пора.

О самом странном рекламном предложении

Алена Заварзина: Нам с Виком предлагали сняться в рекламе пива, но мы отказались (речь шла не о безалкогольном пиве). Бренд предложил слишком незначительную сумму для такого мероприятия: спортсмен, который рекламирует алкогольные напитки, по сути, ставит на кон свою честь, так как спорт и алкоголь находятся в разных плоскостях. Поэтому мы не сошлись по финансовым условиям. Когда мы обозначили свои требования, нам сказали: «За такие деньги тогда возьмем Дэвида Духовны», хаха. Просто потом в рекламе этого пива снялся Духовны – и сыграл свою роль очень классно.

О жизни по завершении карьеры

Алена Заварзина: Я бы с удовольствием куда-нибудь ушла, если бы знала, чем заниматься дальше. Современному надо работать над своим брендом, думать о монетизации образа, чтобы потом был небольшой парашют и ты по завершении карьеры не жил только на гречке и молоке или одной воде. Чтобы было время комфортно поучиться что-то делать.

О призывах к бойкоту Олимпийских игр

Сергей Ридзик: Я сказал, что поеду на Игры еще в ноябре 2016 года при любом раскладе – главное, чтобы было финансирование. Мне все равно, что думает народ. Никто из тех, кто высказывается в интернете, не вкладывал свою жизнь в спорт, не проливал свой пот и кровь. Когда я получил свою бронзовую медаль, то почувствовал, как ее груз тянет меня вниз. Только в этот момент понимаешь, сколько на самом деле весит твой труд: все тренировки, все испытания проходят перед глазами. И через мгновение ты трогаешь эту медаль, и в голове гуляют мысли: «И что, это все? Маловато весит, побольше надо». Ты к этому идешь всю жизнь, а наши знаменитые диванные армейцы могут и дальше делать гав-гав-гав из-за телевизора, что надо все бойкотировать. Окажешься на нашем месте – посмотрим, как будешь думать.

Алена Заварзина: По ходу сезона, когда ситуация максимально накалилась и нас лишили флага, одна австрийская сноубордистка начала говорить у нас за спиной, что мы все доперы и русские не должны никуда ехать. Она не говорила мне это в глаза, поэтому я не обращала никакого внимания. Потом мне про это рассказал тренер. Я снова решила не вмешиваться, а потом мне приснился сон, что я ее избиваю. На следующий день я подошла к ней и сказала: «Если ты еще раз что-нибудь скажешь про мою страну, мою команду и всех нас, у тебя будут проблемы со мной. Если раскрываешь рот – предъявляй факты». Она начала извиняться, объяснять, что она не то имела в виду. Сказала: «Признайся, что ты не принимала допинг». Я ответила: «Я тебе ничего не должна. Кушай овсянку – и все».

Вик Уайлд: Я не знаю, есть ли у Олимпиады будущее. Мне кажется, что им уже в ближайшее время нужно изменить концепцию.

Алена Заварзина: Большинство спонсоров Олимпийских игр – американские компании. Зимние Игры в продолжают перемешать в Азию, американцы не могут их смотреть в нормальное время, в результате у них падает трафик. Как бы Америка ни хотела исключить Россию из олимпийского движения, это плохой пиар. Это приводит к тому, что Олимпиада теперь ассоциируется не с чем-то светлым, хорошим и девизом «Быстрее. Выше. Сильнее». Теперь она ассоциируется с тем, чем она на самом деле является: деньги, деньги и деньги.

Если Олимпиада не изменится, она опять умрет, как это уже было в древнегреческие времена. Нет смысла плакать. В МОК работают люди, которые делают все, чтобы это произошло.

Как обновить Олимпиаду? Можно сделать ее более зеленой. Зачем каждый раз строить олимпийские деревни заново и вбухивать туда огромное количество денег и бетона, уничтожая при этом гектары органических лесов? Деревни можно сделать мобильными и просто перевозить их. Почему все пьют из пластиковых бутылок? Они потом разлагаются 600 лет. Для чего все это?

Сейчас только развивающиеся страны берутся за проведение Игр. Все нормальные развитые европейские страны сразу референдумы, и жители говорят: «Мы этого не хотим».

Сейчас начали исключать Россию, потом появится еще какая-нибудь неугодная страна, которая у всех начнет выигрывать – например, Норвегия очень сильна в циклических видах. Давайте их проверим на допинг, потом еще кого-нибудь – и придем к тому, что у нас останется один McDonald’s и Procter & Gamble.

Почему-то главными спонсорами Олимпийских игр в основном являются американские компании. А кто делает основные вливания, тот и заказывает музыку. Если ввести более высокие экологические стандарты на Олимпиаде, то, возможно, это сможет заинтересовать других крупных игроков на рынке.