Логотип Логотип Логотип Логотип
Мнения

Олимпиада в Корее – самая неудачная по спонсорству. Но все наладится

Генеральный менеджер киберспортивной команды Virtus.pro Роман Дворянкин – о коммерческом развитии олимпийского движения. 

У Олимпиады в Пхенчхане было много крупных проблем: допинговые скандалы, ракетные угрозы КНДР, бойкот НХЛ. Сейчас, когда все соревнования позади и информационная суета вокруг медалей утихла, можно поговорить о коммерческой стороне Игр и тенденциях, которые зародились в Корее.

Зимние Игры в Пхенчхане – третьи по счету в Азии и первые за пределами Японии (Саппоро-72 и Нагано-98) – были давней мечтой правительства Южной Кореи. В 2003 году Пхенчхан всего на 3 голоса отстал от Ванкувера, где прошла Олимпиада-2010, а в 2007-м преимущество Сочи составило 4 голоса. Летом 2011-го наконец-то победили корейцы. На фоне отчасти рискованного решения отдать летнюю Олимпиаду-2016 развивающейся стране (Бразилия) вариант с Кореей казался максимально безопасным для МОК в контексте политических и экономических рисков.

Реальность оказалась совсем иной и зачастую выглядела плохой пародией на Бразилию. Отсутствие спонсоров, импичмент президента из-за коррупционного дела, равнодушное местное население (о посещении Игр задумывались только 10% жителей Южной Кореи), как следствие – проблемы с продажами билетов. Казалось, в конце прошлого года местный оргкомитет не без помощи МОК переломил негативную ситуацию: было подписано довольно много сделок.

Но все ли так благополучно на самом деле?

Подавляющее большинство партнерских сделок Пхенчхана приходится на базовую категорию «Официальный поставщик» и изобретение местного оргкомитета – «Официальный сторонник (Offcial Supporter)» Игр. Например, Олимпиаде помогали местные аэропорты, производители флагов и тренажеров. Как правило, такие компании платят минимальное количество живых денег, а основной вклад производится в натуральной форме, известной как VIK (Value in Kind). 5 лет назад я кратко писал об этом в своем первом блоге на Sports.ru.

Глобально в таком подходе нет ничего плохого: если невозможно получить деньги, почему бы не устроить своеобразный бартер, сэкономив бюджет? Кроме того, все партнеры дополнительно выкупают определенное количество билетов, так что можно решить и проблему пустующих трибун.

Тем не менее такие сделки заметно девальвируют ценность олимпийского спонсорства. Да, оргкомитет-2018 достиг отметки в 650 миллионов долларов дохода от спонсорских контрактов, но, возможно, сделал это за счет будущих Игр, а распродажа оставшихся слотов в последние месяцы еще повредит всему олимпийскому движению.

Несмотря на довольно мрачную общую картину, у этих Игр есть и положительный момент – правда, благодарить за него стоит все же МОК. Перед началом нового, полностью азиатского олимпийского цикла (Корея-Япония-Китай) партнерами МОК стали два мировых технологических гиганта – Intel и Alibaba Group.

Intel работает в том числе в b2c сегменте и заинтересован в продвижении технологических решений в целом – ведь они, скорее всего, будут работать на процессорах их производства. В Пхенчхане компания сконцентрировалась на двух больших проектах. Во-первых, совместно с американским вещателем NBC многие ключевые соревнования были показаны в формате VR. Во-вторых, непосредственно перед играми в Корее прошел крупный киберспортивный турнир из престижной серии IEM (Intel Extreme Masters), который благодаря отношениям Intel и МОК получил практически официальный статус. Кто знает – может, через пару лет это событие назовут первым тестом для киберспорта на Олимпиадах.

Основатель Alibaba Джек Ма и президент МОК Томас Бах

В ряду титульных партнеров МОК Intel и Samsung отведена понятная роль поставщиков технологических решений (то есть железа), а компания Atos, не так хорошо известная в России, отвечает за программное обеспечение. Судя по пресс-релизам, Alibaba Group займется «трансформацией цифровой инфраструктуры МОК в глобальном масштабе» – в первую очередь речь идет об использовании облачных технологий. Представители Alibaba говорили, что заинтересованы в использовании знаний о том, как меняется отношение людей к спорту и их поведение на стадионе; кроме того, отмечалось, что компания может продвигать новый олимпийский телеканал на своей китайской платформе Youku Tudou.

Сейчас около 70 процентов бизнеса Alibaba сконцентрировано в Китае, но, несмотря на то, что три ближайшие Олимпиады пройдут в Азии, у компании есть отличный шанс вырасти на глобальном рынке. Тем же самым путем идут многие другие компании – например, китайский производитель смартфонов Vivo стал спонсором чемпионата мира по футболу, индийский технологический гигант Tata спонсирует Нью-Йоркский марафон, а то, как авиакомпании из Персидского залива открыли себя миру 15-20 лет назад, уже вошло в учебники по маркетингу.

Коммерческие итоги завершающегося олимпийского цикла неоднозначны. С одной стороны – почти провалившаяся спонсорская программа Игр в Корее, потеря соглашения с McDonald’s, продолжающие падать рейтинги, допинговый скандал со сборной России. С другой – количество партнеров следующей Олимпиады в Токио еще пару лет назад побило все мыслимые рекорды, а на смену фастфудному спонсору пришли Intel и Alibaba. И если желание Томаса Баха сделать Игры более привлекательными для молодой аудитории (живущей, по его словам, «в цифровом мире») будет реализовано с помощью технологических гигантов, то все будет хорошо.