Логотип Логотип Логотип Логотип
Мнения

Проклятие победителя. Что не так с выборами хозяина Олимпиады

Sport Connect публикует выдержки из лекции спортивного экономиста Владимира Андреффа, который преподает в Сорбонне и Российском Международном Олимпийском Университете.

Специализация Андреффа – проекты в области корпоративного управления, финансов спортивных клубов (в основном – футбол и регби), а также крупных спортивных мероприятий. Андрефф был в составе рабочей группы, занимавшейся разработкой и внедрением правил финансового фэйр-плэй УЕФА, и создал ряд концепций наследия крупных турниров.

21 октября Андрефф выступил в РЭУ им. Г.В. Плеханова. Темой лекции стали проблемы роста расходов государств при подготовке и проведении Олимпийских игр.

Владимир Андрефф

Проблема повышенных затрат на проведение Олимпиады – самая актуальная для всех, кто планирует принимать соревнования. За последние годы сразу несколько городов сняли свои заявки из-за результатов референдумов, на которых жители показывали свое негативное отношение к этим проектам (так было в Санкт-Морице, Мюнхене, Кракове и Гамбурге). Еще несколько заявок были отменены по быстрому решению властей: Стокгольм, Осло, Бостон, Рим, Будапешт.

Одновременно уменьшается польза от наследия объектов Олимпиады. Провести Игры сейчас слишком дорого – это могут позволить себе только крупные города. Более того, первоначальных бюджетов, как правило, не хватает для полной организации Игр – приходится искать дополнительные средства. Это объясняется тем, что на этапе голосования города берут на себя повышенные обязательства. В результате они получают проклятие победителя.

Этот термин впервые был предложен для объяснения инвестиций в лизинговые компании, участвовавшие в тендерах по выработке нефтегазовых месторождений (стоимость аренды месторождения оказывалась слишком высокой, в итоге добытые ресурсы не приносили прибыли). Чаще всего в тендерах, где ценность выставленного на торги объекта неясна, но одинакова для всех, лучшие шансы выиграть у того, кто банально предложит больше. И чем больше участников на аукционе, тем больше придется предлагать победителю. Олимпиада – отличный пример неблагоприятного проекта для инвестиций. Никто никогда не знает, сколько действительно будет стоить организация Игр.

Главная цель при презентации заявок – показать проект в наилучшем виде (качество объектов, безопасность, трансляции и т.д.) и доказать превосходство своего города. И ради получения соревнования участники часто переоценивают свои возможности, недооценивая будущие издержки.

Проклятие победителя проявляется достаточно быстро, поскольку для победы города вынуждены завышать ожидания. И здесь речь не только об обязательных объектах будущей Олимпиады, а о качестве и количестве сопутствующих сооружений, масштабов церемоний открытия и закрытия. Как правило, именно эти обещания – точнее, их реализация – оказываются крайне дорогостоящими.

***

Лос-Анджелес фактически был единственным городом, который реально претендовал на проведение Олимпиады-2028. Это избавило его от необходимости перерасхода средств для победы на выборах.

У Парижа-2024 есть некоторая вероятность превышения обозначенной стоимости, но ситуацию можно держать под контролем по следующим причинам:

– такое же отсутствие конкурентов, как и у Лос-Анджелеса. Фактически два города договорились между собой, кто и когда проводит Игры.

– есть необходимость построить лишь несколько дополнительных спортивных объектов (неспортивные выведены в более ранние городские программы, мы писали об этом ранее – прим. Sport Connect); непредвиденные расходы обычно связаны именно с неспортивными сооружениями.

– я предложил заниматься внешним аудитом, чтобы контролировать затраты на Игры за определенный период.

Если рассматривать летние Игры с 1972 года и зимние – с 1980, то лишь в некоторых случаях не наблюдалось перерасхода средств. При этом надо учитывать, что информации по Играм в Москве-80 и Сараево-84 нет из-за особенностей государственного строя того времени.

С того времени проклятия победителя избежал только Лос-Анджелес в 1984 году. Почти не затронуло оно Лейк-Плэсид в 1980-м, чей главный конкурент (Ванкувер) снял свою кандидатуру за две недели до голосования – в итоге перерасход составил не более 30%. Аналогичная ситуация наблюдалась при организации Игр в Лиллехаммере-1994, Атланте-1996, Нагано-1998 и Сиднее-2000.

При подготовке ко всем остальным Олимпиадам перерасход составлял более 30%.

Основная проблема при расчете издержек и перерасходов – сокрытие реальных данных. Организаторы публикуют только изначальные оценки работ, заявленные в процессе торгов. Эти цифры, как мы уже разобрались, часто занижают ради победы в голосовании. Исследователям приходится доверять либо своим источникам, либо расследованиям в прессе, либо оценкам сторонних консультантов.

Глобально есть два способа исправить ситуацию при перерасходе.

Первый вариант. Устранить последствия участия в тендере

Необходимо увеличивать процент спортивных объектов, которые после Игр можно демонтировать и собрать заново в другом городе через 4 года.

Крупным городам, уже обладающим всеми объектами и инфраструктурой, необходимо ограничить участие в выборах, так как они вынуждают менее развитые города заявлять неоправданно высокие цели. Нужно потребовать, чтобы МОК снизил требования относительно спортивных объектов, инфраструктуры, торжественных церемоний и размеров делегаций. Все это уменьшит масштаб Игр, сделает их «менее роскошными» и станет лучшим способом борьбы с их окончательной стоимостью.

В случае снижения требований станет реально проводить Игры в развивающихся странах – например, в одном из африканских государств.

Постоянный аудит наверняка сократит разницу между заявленной и окончательной стоимостью организации. По примеру ФИФА и футбольного чемпионата мира необходимо чередовать континенты, где проходят Олимпийские игры. Пример договоренности Парижа и Лос-Анджелеса (2024 и 2028) создает прецедент. Представьте, что на организацию Игр 2032 года будут претендовать три города, но проигравшие гарантированно примут Олимпиады в 2036-м и 2040-м. Тогда проклятие победителя в худшем случае настигнет только одного участника, а в идеале никто из них не будет давать завышенных обещаний и занижать бюджеты – в таком случае перерасхода вообще не случится.

Второй вариант. Изменить систему определения хозяина Игр

Здесь возможны различные ходы:

– Навсегда закрепить право проведения зимних и летних Игр за двумя конкретными городами.

– Ротировать города, чья инфраструктура максимально готова к Играм из-за того, что соревнования уже проходили там ранее.

– Проводить Игры на территории одной части света, но в разных странах (по примеру футбольного Евро-2020). Это самый дешевый для организации вариант, но его главный минус – низкая финансовая отдача.

– Изначально выбирать кандидатов с минимальной или нулевой вероятностью перерасхода средств.

– Определять места проведения с помощью лотереи.

Выгода

Крайне важно различать прогнозируемый экономический эффект (определяется за 7-8 лет до события) и фактический экономический эффект, оцениваемый через 15-25 лет после события.

Из-за проклятия победителя прогнозируемый эффект практически всегда переоценивается. В том числе и потому, что люди, желающие получить нужный экономический прогноз, готовы платить за него экономистам, а компании, занимающиеся оценкой, понимают, что их шансы на дальнейшее сотрудничество с другими городами-кандидатами будут выше, если сейчас они дадут позитивный прогноз.

рубрика
Мнения