Логотип Логотип Логотип Логотип
Интервью

«Для большинства футбольное прошлое – огромный минус». Школа, которую основали люди из медиа

TagSport собирается реформировать даже школьные уроки физкультуры.

В Москве с 2013 года работает необычная футбольная школа TagSport. Ее основали люди, которые вообще никогда не работали в футболе, а о своем деле задумались, когда не нашли подходящих футбольных занятий для своих детей.

Сооснователи пришли в футбол из медиа: Владимир Долгий-Рапопорт тогда был креативным директором рекламного агентства, а его друг Александр Борзенко работал в журнале Esquire. Чуть позже к ним присоединилась Алла Филина (телеканал СТС), а Борзенко переехал в Ригу, чтобы делать «Медузу» –развитием TagSport занимались Владимир с Аллой, фотограф Анна Шмитько и юрист Мария Сучкова.

Школа TagSport начиналась на Таганке, но быстро переросла районный формат и стала заметной в масштабах всей Москвы. Сюда принимают всех желающих вне зависимости от физических данных, а вдобавок развивают инклюзивные тренировки: в занятиях наравне со всеми участвуют дети с особенностями развития.

В TagSport принципиально не проводят отбор, здесь работают с детьми от 2 до 15 лет, а распределяют их не строго по годам: есть группы 2-4 года, 5-6 и так далее до 12-15. Каждый может выбрать удобный режим тренировок: есть абонементы на одно, два или три занятия в неделю за 5, 6 и 7 тысяч рублей соответственно. Альтернатива – усиленные тренировки четыре раза в неделю с обязательным посещением всех занятий, стоит тоже 7 тысяч рублей.

В первые два года основатели вложили в проект около 2 миллионов рублей с учетом реинвестированной выручки. Уже на третий полный год работы TagSport показала чистую прибыль в 450 000 рублей, для этого хватило выручки в 5,4 миллиона.

Владимир Долгий-Рапопорт рассказал Sport Connect, почему востребована TagSport, чем его школа отличается от профессиональных академий и как его команда собирается изменить школьную программу.

Опыт «Ман Сити», молчание родителей

– Мы постоянно акцентируем: TagSport не готовит чемпионов. Да, у нас есть продвинутое направление, ребенок может попробовать режим тренировок будущего профессионала, оттуда многие дети в 10-11 лет переходят в профессиональные академии. И мы не против, потому что сейчас детям 12-14 лет не можем предложить нужный уровень игрового сопротивления. Отговариваем, только когда видим сами: ребенок еще не готов к такому шагу. Есть непубличная статистика: около 95% детей 8-9 лет, которые приходят в профессиональные академии, заканчивают с футболом в течение пары лет – мы знаем эти цифры из разговоров с академиями.

Проблема в том, что режим профессиональной подготовки убивает интерес ребенка. Родители пытаются его возродить доступными способами: уговоры, перевод в другое место, принуждение – а ребенок в итоге начинает травмироваться. В таком возрасте главная причина повреждений – не техника, а психология. Травмы становятся способом избежать тренировок.

Среди тех, кто ушел от нас на уровень выше, есть много позитивных примеров – кто продолжает заниматься в профессиональных академиях. Но пока рано делать выводы об их будущем. Но есть и те, кто ушел и закончил. Сейчас у нас занимается 10-летний ребенок, он перейдет в профессиональную академию в конце сезона. Мы убедили провести дополнительный год в TagSport, за это время мальчик значительно прибавил психологически. Мы работаем еще и над тем, чтобы ребенок не стеснялся брать игру на себя, рисковать – в традиционной российской системе потеря и привоз – трагедия, после которой загнобят партнеры, тренер, собственные родители и потом еще чужие. У нас тренеры поддерживают риск и попытки ребенка пробовать новое.

Мы сотрудничаем с несколькими европейскими топ-клубами: общаемся с «Манчестер Сити», «Баварией», мадридским «Атлетико», ПСВ (в TagSport уже приезжал, например, директор академии «Ман Сити» Брайан Марвуд – Sport Connect). Чаще всего просто пишем письма: рассказываем о себе и о том, что нам нужно. Европейцы почему-то отвечают.

Ездим смотреть на тренировки, обнаруживаем удивительные детали и даже совпадения с нашей работой. Например, когда-то мы придумали, что родители во время игр должны только подбадривать своих детей или молчать, ни в коем случае не подсказывать, а после игры – не обсуждать с ребенком неудачные моменты, только похвалить за то, что у него получилось. Кажется, что в России так не бывает, никто так не делает. Когда мы ввели такие правила, родители были недовольны. А потом приезжаешь в Голландию – и видишь, что все именно так и происходит: родители смотрят игру молча, после – могут лишь коротко обсудить что-либо с тренером.

Я возил своего ребенка в академию ПСВ – не чтобы его взяли туда, а чтобы оценили и дали рекомендации. Главный вывод был один: мало берет на себя. Ничего не сказали про габариты, про скорость – потому что они такие, какие есть, их не изменишь. В этом отличие европейской системы от нашей, и мы в TagSport стараемся внедрять именно западный подход.

Принцип не сравнивать, люди не из системы

Да, я не из футбольной тусовки – это вызывает вопросы, когда общаешься с футбольными организациями. Нет знакомых, контактов – сложностей добавляет, но это меньшая беда в сравнении с тем, что для большинства футбольное прошлое – огромный минус. Это значит, что человек принял традиционную систему. А мы как раз и затеяли свой проект, чтобы сделать нечто отличное.

Внутри футбольного сообщества система повторяет сама себя: ты учился в школе, закончил ее, пошел работать тренером по тем же законам. Систему нужно менять – с этим согласны все, но самой системе изнутри меняться очень сложно. Поэтому мы рады, когда в нашу школу тренеров приходят люди не из системы.

Хорошо бы, чтобы тренер сам все умел, но это не критично. Как в школе проходят уроки химии или физики? Учитель не решает задачи сам, он вызывает к доске и комментирует то, что делает ученик. Так же и в обучении детей футболу: можно пригласить ассистента или вызвать ребенка, у которого получается – и на его примере показать, что еще можно улучшить.

Собственная техника – часть авторитета тренера, но это не только не единственное, а далеко не главное, на чем авторитет строится. Примерно 40% наших тренеров не играли в футбол сами, а среди остальных только один был профессионалом – играл в высшей лиге в Туркменистане.

На привлечении детей это никак не сказывается. Для родителей намного важнее, что тренеры действуют в соответствии с нашими правилами и ценностями. Мы сейчас работаем с детьми, которые проявят себя через 10 лет, и даже не представляем, как за это время изменится сам футбол. С футболом ведь происходит то же, что и, например, с музыкой: раньше, чтобы стать музыкантом, нужно было уметь играть на инструменте – теперь достаточно компьютерной программы.

Чтобы играть в футбол, нужно было быть больше остальных – во многих школах до сих пор охотнее берут детей, которые родились в январе, потому что они физически крепче. Наш принцип – вообще не сравнивать детей, не ранжировать их. Главное – создать систему, в которой ребенку комфортно, которая подготовит его к победам и личным достижениям не в 13-14 лет, а в 19-20.

Рост выручки в разы, меньше 1% на рекламу

Выручку за последние полтора-два года мы увеличили в разы. Для нас это в первую очередь возможность не больше зарабатывать, а больше делать. Например, недавно вместе Nike мы запустили бесплатные тренировки для детей из малообеспеченных семей. Кроме того, есть собственный турнир, школа тренеров – ее планируем сделать самостоятельным проектом, рассчитываем в сентябре о нем масштабно объявить.

Мы реинвестируем все средства в развитие, доходы – шанс быстрее расти. Мы не привлекаем инвесторов и не ищем их – потому что мы дураки, наверное. Если серьезно, просто очень мал шанс найти людей, которые будут разделять наши идеи. Нет смысла вкладывать в нас, чтобы быстро заработать.

Бизнес-составляющая в нашем проекте есть, но это в первую очередь социально ориентированная история. Например, параллельно TagSport развивает инклюзивный спорт – занятия для детей с особенностями развития. Это затратно, ресурсов не хватает. Чтобы вовлекать детей в тренировки, каждому нужен сопровождающий взрослый – специалист, который точно понимает, что нужно ребенку и как его встроить в процесс. У нас такие специалисты есть, но их всего двое – это значит, что на тренировке одновременно могут находиться только двое детей с особенностями развития, а емкость наша сильно выше. Мы пытались найти организацию, фонд, который нас поддержит, – пока не нашли, поэтому тратим собственные доходы, стараемся их увеличить, чтобы вложить в это направление и сделать его более масштабным.

Наши вложения в рекламу минимальны. Да, когда открываем новую группу, анонсируем это, но если в некоторых компаниях есть принцип вкладывать 15-20% дохода в рекламу, у нас это даже не 1%, а гораздо меньше. Нужно поддержать конкретную группу – тратим 100-200 долларов на продвижение в соцсетях. Если такое и бывает, то только ситуативно и очень точечно.

Эксперименты в школах, действительно полезная физкультура

Мы затеяли интеграцию в общеобразовательные школы, и этот процесс идет гиперуспешно. Уже работаем с семью школами, в сентябре их наверняка станет в два раза больше. Мы не навязываем себя школам, работаем только со входящими запросами: школы сами обращаются и просят сделать что-то совместно.

Есть две схемы взаимодействия. Первая – когда мы организовываем просто дополнительные занятия, детям удобно в первую очередь, что не нужно никуда ехать. Вторая – замена уроков физкультуры, и это гораздо важнее. В это направление мы сейчас инвестируем огромные по своим меркам ресурсы. Пытаемся переосмыслить школьную физкультуру – ищем модель, при которой этот предмет станет действительно полезным.

В нескольких школах наши тренеры уже полностью ведут физкультуру – например, в Новой школе и в школе №57. В Европейской гимназии, Колледже Высшей школы экономики, школе «Интеллектуал» организуем дополнительные занятия. С уроками физкультуры экспериментируем: пробуем и только футбольные, и с разными другими видами спорта – собираем мнения и впечатления, чтобы глобально определиться с подходом.

Школьная история – снова в большей степени про желание сделать что-то хорошее, чем про бизнес. Деньги в этом направлении есть, но их совсем немного. Занятия в школах не убыточны, они прибыльны сами по себе – но если учесть инвестиции в разработку программы для школ и подготовку тренеров, мы в большом минусе. Что будет с этой программой потом, мы пока сами не знаем. Возможно, она превратится в платный курс для учителей физкультуры, а мы таким образом что-то заработаем, чтобы вернуть вложения. Может быть, мы просто выложим ее в открытый доступ, чтобы пользовалось как можно больше преподавателей.