Логотип Логотип Логотип Логотип
Интервью

«Халф-тайм шоу Супербоула – одна из целей». Как студия Radugadesign развивается в спорте

Интервью с топ-менеджерами компании, которая в этом сезоне сделала 4 проекта в НХЛ.

На флагманском форуме Sport Connect в Сочи все влюбились в историю студии Radugadesign, которая делает световые шоу для клубов НХЛ и НБА. Чтобы рассказать о компании чуть больше и раскрыть детали подготовки к этим масштабным проектам, мы приехали в офис Radugadesign на московском «Винзаводе» и поговорили с креативным директором Михаилом Кабатовым и партнером в США Павлом Поповым.

Павел: В этом сезоне мы сделали шоу для трех клубов НХЛ: «Филадельфия Флайерс», «Чикаго Блэкхокс» и «Нью-Джерси Дэвилс». Мы были знакомы с менеджерами этих клубов, общались с ними в прошлом. В каждой команде НХЛ есть менеджер, ответственный за шоу, и это довольно узкая тусовка, в которой со всеми легко познакомиться. Есть профильная ассоциация, которая проводит конференции: специалисты съезжаются в один город, слушают семинары, посещают официальные ужины и концерты. На одном из таких семинаров я и познакомился со многими клубами НХЛ, с которыми мы теперь работаем. Грубо говоря, так и устроено продвижение студии в Америке. Мы не занимаемся продвижением в традиционном смысле – все завязано на нетворкинге. Весной, по окончании сезона-2017/18, я выходил на связь с этими менеджерами, чтобы уточнить планы на следующий сезон. Некоторые из них откликнулись. Дальше процесс простой: мы начинаем общение, делаем концепты, они их отсматривают, мы согласовываем идеи, стоимость – и запускаем производство.

Михаил: В сезоне-2018/19 у нас было три хоккейных клуба и четыре проекта. Павел Попов осуществлял аккаунтинг и продюсирование проектов непосредственно в Америке, Зарина Исабекова продюсировала проекты по всем трем клубам. Я был креативным директором. Видеодизайнеры, художники и программисты усердно работали на проекте и наполняли красотой каждый момент проекции.

Сезон стартует в конце сентября-начале октября, наша работа началась в августе. Нам нужно было отобразить стиль команды уникальным образом, привнести индивидуальность в подачу визуального ряда.

Например, для «Филадельфии» мы создали классический американский комикс, в котором рассказывали историю сражения на стадионе.

Во втором случае выбрали тему Live Stadio (Живой стадион; это идея нашего арт-директора Александра Абрамова), где наполнили жизнью ледовое поле – обильное количество 3D-эффектов, динамики света и громкого звука. Для «Чикаго» рассказывали историю их родного города – экскурсия-пролет по знаковым местам одного из самых красивых городов Америки.

В проекте с «Нью-Джерси» мы поставили себе нестандартную задачу – создать генеративный контент – постоянно изменяющийся фрактальный паттерн, выстроенный процедурным языком.  

Павел: В проекте для «Нью-Джерси» нас изначально попросили сделать интро, которое будет служить переходом от одной части контента к другой. Я говорю про ролики, заготовленные клубом, например, нарезки лучших сэйвов, голов и так далее (перебивки – Sport Connect). Но по итогу им понравилось то, что получилось, и это было использовано как часть шоу перед выходом команды на лед. Это нас очень порадовало. По-моему, у нас меньше всего на этот проект кто-то рассчитывал, а получилось очень хорошо.

– Почему на него рассчитывали меньше всего?

Михаил: Простые вещи обычно требуют максимального внимания. Казалось бы, мы написали алгоритм, он провоцирует последовательность фрактальной графики, но, во-первых, графика на льду должна быть взаимосвязана с медиакубом, во-вторых, хочется добиться высокой визуальной ценности.

При этом нет традиционных возможностей и рычагов, как в моушн-графике. Нам приходилось постоянно докручивать, мучать программистов, мучать себя, чтобы сделать финальную картинку, к которой мы пришли. В целом фракталы – это довольно неуправляемая история, структура, которая живет сама в себе. Она не всегда позволяет управлять собой. Это требовало времени.

– Что значит «живет сама в себе»? Вы ее вообще не контролируете?

Михаил: Живет внутри написанного кода, заданного алгоритма работы, где мы можем контролировать: цвет, свет, скорость поведения массы изменяемого узора в рамках выбранного вектора.

– Как вы распределяли нагрузку и успели провести все проекты?

Михаил: Мы сформировали несколько продакшн-групп, поскольку контент для разных клубов сильно отличался. Была рабочая группа по отрисовке комиксов (это больше работа иллюстраторов, чем моушн-дизайнеров), вторая группа занималась кодом генеративной графики и звуком, чтобы все жило единым организмом, и еще две рабочие группы занимались моушеном — классическим видео-мэппингом. Продакшн занял полтора месяца (где-то с середины августа до конца сентября), процессы двигались параллельно.

– Насколько активны в этом процессе сами клубы?

Павел: В НХЛ вообще минимальное количество комментариев и правок, особенно по сравнению с автобизнесом, где мы тоже работаем. Мы чаще просто согласовываем концепт и движемся уже по нему.

Есть одна история про табу. Когда мы делали предложение «Нью-Джерси», была идея подземного мира (они «Дэвилс» – и нам казалось, что можно обыграть эту тему). Нам ответили: ну нет, какая преисподняя, у нас семейная аудитория. Вообще, любой спорт в Америке – это очень семейное развлечение. Правда, то, что получилось у нас в итоге, тоже не в стиле аниме, но им понравилось.

– Самый сложный проект для вас в сезоне-2018/19?

Михаил: Комиксы. При всей внешней простоте у них безумная трудоемкость. Огромное количество отрисованных шотов и сцен не вошли в общий сюжет. Когда мы собрали всю историю, которую хотели реализовать, то поняли, что не укладываемся в хронометраж. Пришлось вынимать какие-то куски и делать укороченную версию. Для этого понадобились в том числе тесты, которые мы проводили прямо в нашем офисе: брали кусок серого линолеума (метр на два) и обычный проектор. Это сразу меняет восприятие. Не все смотрится на льду так, как нам хочется или как выглядит в наших головах. И те куски, которые не смотрелись, мы убирали.
 

Для нас комиксы – неизведанная территория. Это новый опыт, позволивший иначе взглянуть на создание шоу. И хотелось попробовать именно на льду, тем более хоккей такой динамичный – по сюжету, на мой взгляд, комикс ему очень подходит.

– Что вам нужно от клуба, чтобы предложить классную идею?

Павел: Ожидания по продолжительности, пожелания по стилю, референсы графики, если есть предпочтения. Спрашиваем, есть ли пожелания по идеям или сюжету, есть ли события и даты, к которым можно привязаться – например, клубный юбилей. Иногда бриф не складывается, говорят: делайте что хотите. Нам это развязывает руки – можно предложить больше, чем обычно. 

Михаил: Что хотите – это какая-то идеальная история, особенно если потом не комментируют. На самом деле, не все проекты позволяют реализовать свои идеи. Естественно, когда появляется новый запрос, мы пытаемся предложить то, что мы еще никогда не делали, какую-то новаторскую идею, новый подход. Не хочется повторяться. Хочется делать лучше и интереснее. Как, например, с «Дэвилс» — тема фракталов очень подходит, потому что у них есть фирменные цвета: красный, черный и белый, через которые мы и построили подходящий визуальный ряд.

Я против использования референсов при поиске идей. Я против подхода «Мы сделаем чуть-чуть по-другому – и это будет наш проект». Важен момент, когда идея уже родилась в голове.  Ее нужно посеять, вырастить и в головах других людей команды и клиента. Вот в этот момент можно пользоваться референсами – не только в мэппинге и ледовых шоу, но и в любых других областях, где похожие мотивы могли применяться или уже применялись.

– Два года назад вы говорили, что ваши цены были значительно ниже, чем у конкурентов в США. Теперь вы востребованная студия. Наверняка стоимость ваших шоу выросла.

Павел: Да, так было. Это был инструмент захода на рынок. Демпинг – это временная мера, инструмент для начальных переговоров. Потому что спортивные проекты, которые мы сделали здесь, в России, были красивыми, но не совсем узнаваемыми по части спортивных брендов. Соответственно, цена была дополнительным аргументом для убеждения потенциальных клиентов. Как только у нас в портфолио появилось больше проектов с узнаваемыми брендами, пропала надобность в этом инструменте.

Это не означает, что мы заломили цены, но стоимость услуг выросла. На начальном этапе проекты не всегда были рентабельны. Но это наши инвестиции в будущее компании. Мы никогда не хотели ограничиваться российским рынком и думали о международных проектах.

– За полтора месяца вы сделали четыре шоу в НХЛ. Где ваш максимум?

Михаил: Сложно сказать. Параллельно у студии может быть от 5 до 20 проектов, они, конечно же, разнесены во времени.

– В таких масштабах вы точно думаете, что делать дальше. Куда расти в спорте?

Павел: Есть интересная перспектива развития за пределами НХЛ. Сейчас, когда мы заявили о себе, есть другие интересные лиги и виды спорта. Например, хоккейные арены вмещают около 20 тысяч человек, а стадионы для американского футбола – до 100 тысяч. Интересна перспектива развития в Супербоуле, где есть халф-тайм шоу. Мы работаем над расширением нашего портфолио.

Михаил: Да, халф-тайм шоу Супербоула – это одна из целей.

рубрика
Интервью