Логотип Логотип Логотип Логотип
Интервью

Двукратная призерка Олимпиады придумала новый формат детских школ. Их возглавляют чемпионы

Конькобежка Екатерина Лобышева – о частной инициативе, которая позволяет не пропасть после карьеры.

Екатерина Лобышева дважды выигрывала олимпийскую бронзу в командных гонках: сначала в Турине-2006, спустя восемь лет – в Сочи. Но ни эти успехи, ни многочисленные победы на чемпионате России и близко не гарантировали ей востребованность по завершении карьеры.

Екатерина не хотела работать тренером в обычной спортивной школе и в отсутствие других очевидных вариантов взялась за собственный проект. Это школы, которые ведут спортсмены, сами только что завершившие карьеру на топ-уровне. Лобышева опробовала модель на собственной «Школе чемпионов» по конькобежному спорту и шорт-треку в Коломне и теперь занята масштабированием: выводит формат в другие виды спорта.

Sport Connect узнал у Екатерины Лобышевой детали: почему «Школа чемпионов» работает как некоммерческий проект, как в таком статусе вести диалог с государством и из-за чего приходится сдерживать темп роста.

Убийственная перспектива и пакет, который облегчит запуск

Как только заканчивается профессиональная карьера, практически каждый спортсмен сталкивается с одной проблемой: что делать дальше? Министерство спорта сосредоточено на действующих спортсменах, у него нет возможности помогать тем, кто заканчивает. И если не счастливый случай, когда кто-то сразу предлагает работу, наступает кризис.

Это подтверждает статистика: 82% спортсменов считают период сразу после завершения карьеры самым тяжелым в жизни. Даже если работа все-таки находится, трудно из-за несовпадения: менять жизненные привычки сложно, запросы остаются, а без тренерского стажа года три приходится работать в госучреждении на минимальной ставке. Честно говоря, меня такая перспектива убила.

Многие были в моей ситуации, особенно представители не очень популярных видов спорта. По данным преподавателей программы «Спортивный менеджмент» МГУ, даже титулованному спортсмену из обычного олимпийского вида накоплений хватает не более чем на 4 года.

«Школу чемпионов» мы запустили, чтобы у спортсменов была альтернатива, шанс открыть свой проект. Мы предлагаем участвовать тем, кто вот-вот закончит карьеру или перестал выступать только что.

Пилотным проектом была «Школа чемпионов Екатерины Лобышевой» по конькобежному спорту и шорт-треку в Коломне. Этот кейс, где есть самоокупаемость и приятная статистика, мы теперь используем как пример при развитии всероссийского проекта.

Как это устроено? Мы будем запускать школу имени конкретного спортсмена в его виде спорта. Дадим ему пакет документов, общий свод правил – все, чтобы облегчить старт. Все филиалы будут работать в единой концепции – по сути, принцип тот же, что и при продаже франшизы. Именно продажей франшиз заниматься не можем, потому мы некоммерческая организация. Но подписывать соглашения о совместной деятельности – вполне, там и будет прописано, по каким принципам работает проект.

Работа за счет пожертвований и платные услуги

Мы остановились на статусе некоммерческой организации, потому что он позволяет работать с государственными площадками на льготных условиях – компенсировать только затраты на коммунальные услуги. Если бы так же в госучреждение приходил коммерческий проект, пришлось бы платить за аренду, а без льготных условий в непопулярных видах спорта отбить эти затраты крайне сложно.

Такая правовая форма дает больше возможностей для взаимодействия с местными властями. Мы предлагаем государству оказать нам единовременную помощь – например, с помещением и инвентарем. На обычные госшколы средства в большом объеме выделяют ежегодно – нам достаточно посодействовать только в самом начале, в первый год, максимум – два, а дальше школа будет работать самостоятельно.

В то же время мы будем только рады, если кто-то найдет возможность для чисто коммерческой деятельности и присоединится к нашей концепции – противоречий нет.

Пилотный проект в Коломне мы запустили вообще без поддержки со стороны: я просто проверила, правильная у меня гипотеза или это глупые нереализуемые мысли. Оказалось, вполне реально построить самоокупаемую школу.

Из-за правовой формы мы не можем брать с родителей деньги напрямую, поэтому оплата за занятия – это пожертвования. Каждый перечисляет нам столько, сколько готов – мы лишь обозначаем желаемую сумму в месяц или за полгода. Каждый адекватный родитель понимает: вообще без денег школа просто перестанет существовать, поэтому перебоев не возникает.

Кроме того, даже в статусе некоммерческой организации мы можем оказывать платные услуги: есть возможность заключать договоры с юридическими лицами. Например, к нам на сборы могут приезжать дети из других регионов, если их подготовку оплачивает местный спорткомитет – для нас это одновременно и дополнительный доход, и селекция.

В дальнейшем мы хотим наладить обмен методиками между разными видами спорта, ведь есть близкие дисциплины » например, конькобежный спорт рядом с роликобежным, потому что ролики постоянно используются в подготовке, и с велосипедным – велоподготовки у конькобежцев тоже очень много.

Когда мы выстроим систему, в которой будут все три вида, сможем проводить совместные сборы или отправлять конкретных спортсменов за опытом в смежный вид. Детям это даст и разнообразие, и шансы попробовать себя в нескольких направлениях – ведь часто встречаются истории успеха, начавшиеся именно со своевременного перехода. Пока такого взаимодействия в российском спорте нет, встречаются лишь единичные случаи по инициативе спортсменов.

Во второй «Школе чемпионов» будут учить фехтованию, рост проекта в целом пока сдерживают

Уже есть немало спортсменов, которые услышали о нашей концепции и заинтересовались. Но пока мы не можем запускаться массово, система открытия новых проектов еще не отточена. Ближе остальных к открытию «Школа чемпионов Екатерины Дьяченко» по фехтованию (Дьяченко – олимпийская чемпионка Рио-2016 в командной сабле – прим. Sport Connect), старт запланирован на сентябрь, мы уже договорились о поддержке со стороны губернатора Ленинградской области. Сейчас занимаемся документами, закупаем оборудование, ищем помещение в Ленобласти.

Екатерина Дьяченко

В первые полгода с новой школой будет работать наш маркетолог, он поможет выстроить процесс привлечения клиентов, юридическая поддержка в это время тоже будет постоянной. Параллельно за полгода мы поможем подобрать персонал и поделимся опытом, чтобы дальше проект успешно работал самостоятельно. Для самих спортсменов будем организовывать образовательные программы.

Некоторые регионы относятся к нам доброжелательно, некоторые сразу говорят, что со спортом у них никаких проблем нет, что их такое сотрудничество совсем не интересует. Мы стараемся убедить акцентом на том, что через небольшой промежуток времени будем давать тот же эффект, что и государственные спортшколы. Сейчас просим Министерство спорта разослать письмо в нашу поддержку. Мы бы хотели открывать в конкретном регионе школу имени спортсмена, который там родился.

Актуальная задача – разработать алгоритм действий, который позволит с наименьшими потерями времени запускаться в новом месте. Стартовать стремительно особенно важно, потому что о спортсмене после завершения карьеры быстро забудут, а нам нужно в том числе использовать маркетинговый потенциал имени. Если о запуске проекта договориться заранее, можно даже отдельно поработать над имиджем и узнаваемостью на конкретной территории, чтобы затем конвертировать известность в потом клиентов.

Скорее всего, после школы Екатерины Дьяченко мы запустим проект в скалолазании, новой олимпийской дисциплине. У нас есть договоренность с федерацией, определяемся с местом и конкретным чемпионом, именем которого будет называться школа.

Прямо сейчас в массовом запуске нет смысла. Мы искусственно придерживаем рост, потому что еще не можем дать того, что сами прописали в концепции. На этих трех примерах постараемся все обкатать и потренируемся сами на себе. А уже потом сможем расти более масштабно.

Автор: Андрей Васильев.