Логотип Логотип Логотип Логотип
Интервью

Как компания из России развивает хоккейную статистику. Лишь 20% ее клиентов – наши клубы

ICEBERG собирается захватить масс-маркет, медиа и рынок букмекеров.

Продвинутая аналитика активно приходит в хоккей. Один из лидеров этого процесса в мировом масштабе – компания ICEBERG Sports Analytics, которую три с половиной года назад создали российские предприниматели Владислав и Александр Мартыновы.

ICEBERG предоставляет подробные данные о матчах на основе компьютерного зрения, в работе вообще не используется ручной труд – это одно из главных отличий проекта от конкурентов. Специализированная видеосъемка, обработка собственной картинки и постоянное развитие технологии машинного обучения – благодаря этому точность системы достигает 98 процентов. Среди клиентов ICEBERG уже есть ведущие клубы КХЛ (например, «Ак Барс» использует систему во всей клубной вертикали, также сотрудничают СКА, рижское «Динамо», ХК «Сочи», «Спартак») и других европейских лиг, а также представители НХЛ.

Вариантов использования системы множество: например, тренерский штаб одной из команд шведской лиги благодаря данным ICEBERG наладил результативность своего форварда. Выяснилось, что игрок слишком быстро избавлялся от шайбы, как только эту деталь обнаружили, хоккеисту изменили игровую установку, он стал больше владеть шайбой и чаще забивать.

Гендиректор ICEBERG Analytics Александр Мартынов рассказал Sport Connect, как компания добилась почти идеальной точности данных и объяснил, где еще можно с пользой применять ту же систему.

Три варианта для клиентов, 500 матчей за свой счет

– ICEBERG существует для клиентов в нескольких вариантах, но в основе один и тот же принцип компьютерного зрения и машинного обучения. Как это работает?

– Мы собираем огромный массив данных и на его основе проводим для клиентов анализ, предоставляем выжимки. ICEBERG Pro – максимальная сборка нашего конечного продукта. На площадке мы устанавливаем три камеры, каждая снимает одну зону площадки.

Благодаря этому мы гарантируем качество: в кадр точно попадают все происходящее, а не только то, что увидел человек или вошло в трансляцию. Мы собираем большой пласт координат игроков и делаем анализ геопозиционирования — на этой основе можно анализировать скоростные показатели, перемещение по площадке: условно, кто отрабатывал в обороне, а кто нет.

У нас большая команда разработчиков, которые занимаются машинным обучением. Мы не просто собираем много данных, а стараемся на их основе совершенствовать систему и строить модели, которые могли бы помочь с предсказанием определенных исходов: качество броска, эффективность взаимодействия игроков внутри команды или наложение собственных звеньев на состав соперника.

Идея машинного обучения очень проста: система получает большое количество готовых пар «вопрос» – «ответ» и на этом этапе учится. А на основе этих данных алгоритм создает модель, которая может с некоторой вероятностью правильно ответить на новый вопрос.

Наша команда преобразует информацию так, что мы можем делать выводы. Например, хоккеист бросает по воротам реже партнера, но наши данные показывают: его броски гораздо опаснее, у них больше вероятности стать голевыми. Мы можем сравнить похожие броски в тысячах матчей из нашей базы и сделать вывод о том, насколько часто именно такие приводили к голу. Соответственно тренер понимает, что этот меньше бросающий нападающий на самом деле ценнее для команды.

Второй вариант продукта – ICEBERG Lite, это облегченная версия, она в разы дешевле: компьютерное зрение анализирует только телекартинку. Третий – ICEBERG Scout, он основан на общедоступных трансляциях всех лиг, мы обрабатываем все матчи в том же режиме, что и для клиентов ICEBERG Lite, и предоставляем продукт для скаутов: можно найти любого игрока, посмотреть видео с его участием, оценить навыки и сделать вывод, нужен ли он клубу, стоит ли его приглашать или обменивать.

– Перед масштабным запуском в хоккее вы наверняка тоже потратили немало времени на тесты, на поиск уникального предложения. Как это было?

– В первый год нам нужно было собрать много часов видео, разметить его и обучить систему: сделать так, чтобы она отличала игроков, понимала их действия и делала выводы. Мы стремились собрать максимально разные видео: арены отличающегося уровня, с разным освещением и трибунами – мы понимали, что нужно быть готовыми к масштабированию и работе не только с идеальными условиями, как в КХЛ или НХЛ, но и, например, с детскими турнирами.

Мы за свой счет отсняли порядка 500 матчей: одна из арен КХЛ, канадская любительская площадка, где играли дети, плюс маленькие турниры в разных местах. По этим видео мы и учили систему распознавания. А дальше – чем больше матчей мы снимаем, тем насыщеннее коллекция в обучающем облаке. Сейчас любой отснятый матч приносит пользу не только клиенту, но и самой системе: мы работаем над увеличением точности распознавания – надеемся приблизиться к 100-процентной.

– Как выглядит ICEBERG со стороны клиента? Его же могут использовать разные сотрудники: тренеры, генменеджеры, скауты – и их наверняка интересуют разные параметры.

– Наш продукт – веб-платформа, там после матчей появляются все данные. Интерфейс прогрессивный, мы даем максимальное количество виджетов, чартов. И эта система легко кастомизируется под запрос на нужные характеристики. Плюс в ICEBERG Pro есть возможность пользоваться дополнительной аналитикой по запросу, если есть необходимость отдельно подробно изучить действия конкретного игрока или развитие звеньев по ходу сезона. Такой аналитик работает в формате аутсорс-консультанта.

Поступающие запросы редко можно назвать стандартными, потому что наша аналитика как раз дает возможность выйти за рамки традиционного понимания успешности и эффективности действий. Наши аналитики работают внутри базы данных и формируют информацию в совершенно новые метрики. Например, недавно одна из команд перед ключевым матчем на групповом этапе МЧМ попросила проанализировать эффективность бросков их соперников из опасных зон. Особенность запроса была не в том, чтобы посчитать соотношение бросков и голов из опасных зон, а в том, чтобы разбить каждый бросок на микроэлементы: что привело к броску, откуда шел пас, какова общая угроза воротам от броска. Конечная цель — понять логику каждого броска из опасной зоны. В итоге команда не уступила по количеству и качеству бросков, выиграла матч и заняла первое место в группе..

Один из российских клубов КХЛ предоставил данные медобследования, чтобы оценить, насколько фитнес-показатели (скорость, ускорение, скорость с шайбой, усталость по ходу смены и прочие) следуют из физического состояния. В медицинском исследовании была разбивка по содержанию в крови различных химических элементов, отвечающих за физику человека. Мы сопоставили результаты по одной из частей сезона и отправили их в клуб. Впоследствии клуб нам сообщил, что это убедило их отказаться от использования датчиков, фиксирующих сердцебиение и пульс (их часто используют в футболе), так как их можно устанавливать только на тренировках, когда данные собираются отдельно от спортивных показателей.

Недооцененные и переоцененные игроки

– Точность вашей системы – примерно 98%. Как добиться показателя в 100%?

– В машинном обучении часто бывает так, что добраться до 98% проще, чем преодолеть оставшиеся 2. Это сложно без дополнительных камер с других углов или датчиков прямо на игроках. Если бы мы могли на всех аренах установить дополнительную камеру за воротами (например, в случае решения отдельной лиги оснастить нашей системой все арены), было бы проще. Сейчас наша система устанавливается с одной стороны, так мы добились портативности: клуб может брать камеры на выездные матчи. Было бы неправильно изучать только домашнюю половину игр.

Второй вариант – дождаться самообучения программы. Основные проблемы возникают, когда на льду сталкиваются четыре-пять игроков, и из них трое, например, из одной команды, в одинаковой форме. Когда они разъезжаются, системе сложно понять, кто куда поехал.

Мы постоянно следим за тенденциями с смежных областях – в видеонаблюдении, например – и стараемся применять новые подходы. Видеонаблюдение давно вышло за рамки просто видеозаписи, применяются технологии компьютерного зрения. Например, в московском метро есть камеры, которые фиксируют лицо человека и находят совпадения. Подобные технологии применимы и в хоккее: когда наши камеры будут фиксировать хоккеиста и автоматически прикреплять его действия на льду к уже существующему в базе профилю.

Думаю, если бы мы запускали компанию сейчас, разработали бы все в два раза быстрее, потому что теперь в открытом доступе много методик, которых три года назад не существовало. Плюс нам помогает пополнение базы отснятых матчей. Рост медленный, речь про сотые доли процента, но тем не менее.

На наши камеры в режиме ICEBERG Pro мы отсняли примерно 15-20 тысяч матчей. Формат Lite, когда нам не надо ехать на арену и мы пользуемся только телекартинкой, мы запустили только в этом сезоне, к его концу обработаем около 30 тысяч игр примерно в 30 ведущих мировых лигах. То есть в конце сезона-2018/19 у нас будет порядка 50 тысяч матчей. В следующем сезоне планируем охватить еще и вторые, третьи лиги ведущих стран – правда, там есть проблемы с поиском видео, не везде есть съемка. Да, каждый матч, который мы обрабатываем, стоит нам денег: арендуем облако, вычислительные мощности. Но потом мы все это упаковываем и продаем как скаутинг-продукт.

Мы очень молодая компания, и инновации, которые мы внедряем, позволяют нам рассчитывать на гранты технологических гигантов. Сейчас мы ведем переговоры с одним из азиатских поставщиков услуг, чтобы разместить там часть архитектуры и данных для нашего нового проекта. В октябре мы стали резидентами Сколково. Подобные программы гарантирует нам как минимум экономию и прилив новых специалистов. Пока мы остаемся молодыми, мы интегрируем это в бизнес-модель.

– Мы знаем пример: один из европейских клубов, который сотрудничает с ICEBERG, собирался подписать игрока с большим опытом в НХЛ, но в итоге благодаря вашим данным понял, что талантливый парень с нужными характеристиками есть в собственной молодежной команде. В основу подняли его, деньги потратили разумнее и стали чемпионами. Это как раз благодаря максимальному использованию ваших возможностей?

– Да, причем похожих кейсов много, их даже сложно сгруппировать. Чаще всего в межсезонье агенты начинают ходить по клубам и предлагать своих игроков. Когда у клуба есть незакрытая позиция, он начинает анализировать варианты. Агенты могут предложить хоккеиста из другой лиги: условно, человек играл в НХЛ, потом играл в Швейцарии, а теперь агент хочет устроить его в Германию. Естественно, агент утверждает, что игрок усилит команду, но клуб может не просто верить на слово или отсматривать матчи с участием этого хоккеиста, а обратиться к нашей системе или к нашему аналитику – чтобы получить данные и подробную фактуру, а затем с помощью этого решить, нужно ли его подписывать. Мы на основе показателей за несколько сезонов анализируем в том числе тенденции развития хоккеиста: можем спрогнозировать, будет ли он прогрессировать или скорее начнет терять в уровне.

Кроме того, мы сопоставляем лиги: условно, в Швейцарии, может быть, на 10-15% сложнее забивать, чем в Германии или наоборот. Соответственно, 20 очков в 60 матчах чемпионата Швейцарии не равны таким же показателям в Германии. Плюс, если клиенту нужно, мы можем оценить даже уровень зарплаты, которую заслуживает игрок, в каком диапазоне он должен получать – чтобы понимал, завышает ли агент цену.

Можно представить игрока, который зарабатывает примерно $2 миллиона и набирает в среднем 30-40 очков за сезон. При этом он совершает какие-либо действия: начинает атаки, делает подборы, совершает перехваты, броски, силовые приемы, пробегает за матч определенную дистанцию. Мы можем оценить стоимость его полезных действий и получить конкретную цифру. Причем мы учитываем в том числе особую ценность матчей плей-офф, некоторые игроки раскрываются именно в решающие моменты. С игроками высокого класса сложнее, потому что они несут еще и маркетинговую ценность, становятся лидерами в раздевалке и помогают росту молодых. Но спортивную часть оценить возможно, клубы часто этим пользуются именно в переговорах с агентами, которые склонны завышать цену.

В НХЛ мы сейчас работаем над тем, чтобы лучше определять недооцененных и переоцененных хоккеистов. А еще наши североамериканские партнеры активно используют данные об участниках драфтов. Субъективное мнение скаутов часто не совпадает с нашей фактурой, в преддрафтовый топ попадают не все самые талантливые игроки, поэтому многие клубы в том числе с нашей помощью находят сильных хоккеистов во втором, в третьем раунде. По условиям договора мы не можем раскрыть имен, но такие примеры уже есть.

Сколько стоит ICEBERG, как использовать данные в медиа

– Рынок спортивной аналитики растет. Вам из-за этого приходится демпинговать?

– В целом мы рады росту. ICEBERG Pro был нашим первым продуктом, он стоил довольно дорого, и мы быстро поняли: нам нужно репозиционироваться и подчеркнуть, что версия Pro – премиальный сегмент, и в то же время создать другие продукты, которые могли бы конкурировать в более доступных сегментах – так появился Lite.

Благодаря росту спортивной аналитики в целом, этой шумихе, даже главные скептики задумываются о том, что им это тоже нужно. А прогрессивные клубы стараются быть первыми, раньше остальных внедрять новинки. Конкуренция двигает нас к необходимости снижать стоимость обработки одного матча, каждый год процесс становится более эффективным.

– Два года назад вы озвучивали цены: ICEBERG Pro стоил от 50 до 100 тысяч долларов. Вы сохранили этот уровень для премиум-сегмента и сразу сделали Lite значительно дешевле, чтобы охватить новую нишу?

– И стоимость Pro мы серьезно снизили, сейчас использование в течение сезона в зависимости от количества матчей стоит от 25 до 50 тысяч. А Lite-клиенты платят гораздо меньше, от 2 до 10 тысяч долларов в зависимости от пакета. Мы двигаемся в масс-маркет, хотим покрыть как можно больше юниорских лиг в этом режиме. Мы понимаем: за такие деньги большинство команд готовы с нами работать. Часто, например, стоимость делится между родителями: они платят на 150 долларов в год больше и получают аналитику по каждому игроку во всех матчах – по сравнению с тратами на экипировку и другими хоккейными расходами это небольшие деньги. Разделение весьма четкое: клиенты Pro – в основном профессиональные клубы, а c Lite работают в массовом сегменте.

– Некоторые клубы объявляют о сотрудничестве с ICEBERG как о подписании нового игрока, а кто-то – наоборот скрывает факт работы с вами. Почему так?

– Есть клубы с консервативным подходом ко всему, есть более открытые. Некоторые хотят скрыть сотрудничество от конкурентов, чтобы не потерять преимущество. Кто афиширует, часто понимает: ценность ICEBERG еще и в медиа, в маркетинге. У нас много клиентов, которые внедряют наши данные в активации на арене, в соцсети, выбирают на основе этого лучших игроков – тогда клубы автоматически должны сказать, что работают с нами.

– Сложно представить, что какой-либо клуб станет сотрудничать с вами только ради маркетинговых фишек. Но вы готовы акцентировать на медиавозможностях вдобавок к использованию данных в интересах команды?

– Таких клубов, кто использовал бы данные только в маркетинге, действительно нет. Но с нами сотрудничают, например, агентства игроков и даже медиа. Мы видим потенциал в этом направлении, если у кого-то из партнеров есть желание развивать с помощью наших данных взаимодействие с болельщиками, мы помогаем шаблонами, своими наработками – аккумулируем опыт похожих проектов.

Мы верим, что медиа – перспективный для нас сегмент. Как раз, например, сейчас работаем над предоставлением данных в реальном времени – это наверняка было бы интересно телевидению, лигам в целом. В телерейтингах хоккей часто проигрывает другим видам спорта, потому что обыватель не знает правил, ему сложно следить за происходящим на льду. С помощью данных, элементов виртуальной реальности можно было бы геймифицировать трансляцию, сделать ее интереснее. Графики, онлайн-аналитика, подсвечивание ключевых эпизодов и исполнителей – в хоккее этого пока не хватает. Эталон в плане показа спорта, на мой взгляд – НБА. Постараемся помочь и приблизить к этому хоккей.

Например, замер усталости игрока по ходу смены и вывод специальной графики с этим показателем в режиме реального времени станет настоящим прорывом. Представьте: игрок выходит всего на 20-30 секунд, но успевает при этом поучаствовать в десятке эпизодов, и мы можем видеть, насколько снижается его темп, как он устает, но при этом продолжает биться и, возможно, все равно забивает. Это совершенно новый уровень понимания хоккея.

Еще одно важное направление – журналистика, она в хоккее пока не очень часто основывается на данных, мы бы хотели это изменить: дать автору выжимку, чтобы он готовил материалы на основе этой аналитики. Единственное – пока мы не нащупали правильную бизнес-модель, не нашли способа, как правильно это продавать. Но рано или поздно мы уйдем от b2b-сектора в сторону масс-маркета.

Помощь на драфте, букмекеры, расширение за пределы хоккея

– Какой процент профессиональных клубов из ведущих лиг вы уже охватили?

– Думаю, процентов 30 клубов из ведущих хоккейных стран работают с нами сейчас или в какой-то момент сотрудничали. Есть те, кто подписывает контракт на Pro-версию и внедряет ее на всю клубную вертикаль, а некоторые – например, в НХЛ – пока ограничиваются только скаутинговой версией ради помощи во время драфта.

В прошлом сезоне с нами работали четыре чемпиона своих стран (например, обладатель Кубка Гагарина «Ак Барс» и чемпион Швеции «Векшё Лейкерс» – Sport Connect), в этом году почти все наши европейские и североамериканские партнеры из профессиональных лиг идут в топ-3. Отчасти это связано с тем, что их бюджеты чуть выше среднего. Хотя во многих лигах нет такой большой разницы, как в КХЛ. Для нас особенно важно, что наши клиенты побеждают.

– Недавно вы начали работать с ФХР и ХК СКА. Можно сказать, что вы добились этих контрактов, и они – показатель вашей работы?

– Для нас на территории СНГ это якорные клиенты. Гигантский успех – что эти проекты стартовали. Мы потратили не один год, чтобы доказать, убедить. Например, прошлый сезон был тестовым: мы работали только с основной сборной России, в том числе с олимпийской – готовили информацию о соперниках по Олимпиаде и об игроках сборной России, чтобы помочь с определением состава на турнир. В итоге ФХР внедряет ICEBERG во всех сборных. Например, мы работали с молодежным чемпионатом мира: с матчами сборной России на Pro-уровне, остальные игры анализировали в Lite-режиме. Контракт с ФХР по значимости для нас сопоставим с подписанием первого клиента в НХЛ, это сильное подспорье для развития в масс-маркете. В идеальной бизнес-модели доходы компании должны быть сбалансированы, но сегодня клиенты PRO-версии нам приносят больше.

Наша система легко масштабируется, мы можем завтра подписать еще тысячу клиентов и тут же запустить работу. Параллельно мы продолжаем рассказывать рынку о себе. По нашим оценкам, примерно половина клубов пока еще не знает про ICEBERG. При этом к нам часто приходят органические запросы: кто-то прочитал о нас, загуглил, написал письмо – со всеми желающими мы находим нужный формат работы. Пока не было примеров, чтобы кто-то хотел с нами сотрудничать, а мы бы отказали.

Сейчас около 20% наших клиентов – российские клубы, Россия важна для нас как рынок. Конечно, он более инертен, но мы всегда понимаем, что через один-два года все приходит и сюда. Нужно лишь вовремя обозначить свое присутствие.

– Известно, что некоторые клубы работали с вами, но затем перестали. Был ли с их стороны полезный фидбэк?

– Такое случается нечасто, но мы к этому готовы. Нам периодически приходится перепродавать себя, когда нужно продлевать контракт. Бывает, перед новым сезоном меняется руководство клуба или главный тренер – и нам тому же клубу нужно рассказать о преимуществах с нуля. Бывают экстраординарные ситуации: например, «Югра» использовала Pro-версию, а ее исключили из КХЛ, урезали клубу бюджет, денег на дорогой продукт не осталось. Какое-то время в ВХЛ «Югра» не использовала ICEBERG, но аккаунт-менеджер убедил клуб, что им по средствам и задачам нужен ICEBERG Lite – сейчас в таком формате мы и работаем.

– Когда вы общаетесь с клубом, решение чаще всего принимают генменеджеры или главные тренеры?

– С Pro-версией бывает и так, и так: мы выходим либо на менеджмент, либо на тренерский штаб, организуем демо-презентацию или отрабатываем один матч и презентуем результаты на следующее утро. Если изначально общались с тренером и ему интересно, он подключает менеджмент для обсуждения финансовых деталей. Бывает наоборот: презентуем менеджменту, им интересно, они предлагают тренерам – случается так, что штабу инструмент не нужен, а менеджеры используют его для решения своих вопросов. А при продаже Lite-версии мы чаще всего проводим скайп-презентацию, часто даже без личной встречи.

– Вы активны в Северной Америке, а там после изменений в законодательстве бум букмекеров в спорте. Ваши выводы наверняка могли бы помочь, например, с предсказанием результатов, если сопоставлять данные по будущим соперникам.

– Не думаю, что предиктивная аналитика будет основным направлением, это скорее всего непросто продать. Основные деньги действительно в букмекерстве, а наша цель скорее в том, чтобы заменить поставщиков данных. Сейчас букмекеры тратят много денег на покупку данных, которые вручную собирают на аренах: у компаний, которые выстроили большую сеть людей, приходящих на арену фиксировать ключевые события, обороты в миллиарды долларов.

Букмекерам важна оперативность, максимум три секунды между событием и информацией о нем – поэтому провалились все решения, которые основывались на видеотрансляциях. Мы планируем использовать свою систему в реальном времени, прогонять все через компьютерное зрение и довести скорость до двух секунд между событием и оповещением о нем. Нам нужно сделать еще очень многое в этом направлении, но мы туда точно пойдем.

– Вы работаете сейчас только в хоккее. Есть ли у вас планы идти в другие виды спорте?

– Скорее всего, мы начнем экспансию в другие виды спорта в 2019-м. Мы проводили тесты, например, в ММА, стали партнерами с одной из компаний-организаторов боев. Однако вероятнее всего, что мы пойдем в виды спорта с более широким рынком – в первую очередь в футбол.

Нужно пояснить: мы начали с хоккея потому, что это самый сложный командный вид спорта с точки зрения трекинга. Там много хаотичных, даже случайных действий: игроки регулярно сталкиваются, шайба часто переходит из одной зоны в другую. Описать хоккей алгоритмом сложно. Например, бейсбол в этом плане гораздо проще: есть стандартный набор действий. Хоккей на этом фоне – хаос. Мы поняли: если разработаем технологию для хоккея, внедрить ее в другие виды спорта нам будет легче, чем если бы начинали с более простого вида спорта и потом поднимались в хоккей.

Мы сейчас прорабатываем бизнес-модель: разбираемся, что будем предлагать потенциальным клиентам. Рынок растет, появляются похожие предложения, начинаются ценовые войны – поэтому мы анализируем рынок и ищем, что нового на основе своей технологии мы можем принести в другие виды спорта.

Автор: Андрей Васильев

рубрика
Интервью