Логотип Логотип Логотип Логотип
Интервью

Почему я сделал свой клуб. История олимпийского призера по гимнастике Антона Голоцуцкова

Он попробовал госслужбу, но выбрал собственный проект.

Бронзовый призер Олимпиады-2008 по спортивной гимнастике Антон Голоцуцков к своему успешному проекту шел долго. В начале 2000-х он вдохновился французской системой частных гимнастичеких клубов, по окончании карьеры (2012-й) неудачно поучаствовал в первом бизнес-проекте, потом поработал в Министерстве спорта и школе спортивной гимнастики ЦСКА, а теперь сосредоточился на собственном клубе.

Высшая школа гимнастики Антона Голоцуцкова работает с 2015 года. На стартовом отрезке бывший спортсмен развивал ее параллельно с другой работой, сейчас проект обрастает новыми направлениями, и Антон вместе с женой Верой полностью погружен в него.

Sport Connect приехал в зал Голоцуцкова и выяснил, чем его подход отличается от методов не самых честных конкурентов, как он налаживал отношения с китайским производителем оборудования и какой проект заставляет Антона чуть ли не плакать.

Правильная массовость и гимнастика без жадности

Два года назад я говорил, что хочу открыть в Москве 15 клубов – тогда это был максимализм. Мы могли бы их открыть, но не стали по одной причине: решили брать не количеством, а качеством. Поэтому у нас сейчас один клуб в Москве, готовится к открытию второй, один проект запущен в Сочи.

Услуги в спорте в России пока не очень развиты, мы хотим быть лидерами в отрасли. На мой взгляд, гимнастике не хватает сертификации в каком-либо виде. Открывается много проектов, но в большинстве случаев качество услуги очень страдает: заманивают родителей, но не объясняют, что именно будет с ребенком через год, через два, чего достигнет малыш. У нас прописана программа для детей от 2 до 6 лет – такого в России больше нет, федеральные стандарты в гимнастике начинаются с 6 лет. А мы рассказываем родителям, что ребенок будет уметь через то или иное время, как ему это пригодится.

Многие называют себя гимнастическими клубами, но на самом деле это просто развивающая детская зона – такая, куда можно ребенка сдать на час-два, когда пришел в торговый центр. Там могут быть детские гимнастические модули, но это же не значит, что дети занимаются гимнастикой. Или батутные центры, где якобы есть гимнастические занятия. Я как профессионал понимаю, что на одном батуте не может прыгать одновременно больше одного человека, а там постоянно несколько – риск травмы максимальный. Тренировки там проводить можно, но нужны ведь специалисты и польза, а часто речь просто о зарабатывании денег. Никакое это не развитие массового спорта.

В нашей школе занимаются 4000 детей в год – это тоже много, и это правильная массовость. Все наши тренеры – гимнасты, они дают базу. Я не занимаюсь жульничеством, в 6 лет, по окончании начального курса, могу рекомендовать ребенку перейти в плавание, в единоборства, в хоккей – куда угодно.

Гимнастика – основа для всего. У меня нет задачи удержать ребенка как можно дольше и выжать из родителей все деньги по максимуму. Мы понимаем: из 100 детей 95 после разойдутся по другим видам, только пятеро останутся в спортивной гимнастике. Так что жадничать не надо, мы закладываем базу для всех. Говорят, легкая атлетика – королева спорта, но тогда гимнастика – ее мать. Профессиональную подготовку на уровне спорта высших достижений мы тоже предлагаем, но приглашаем туда только тех, кто действительно может чего-то добиться именно в гимнастике.

Недавно мы ездили в Казань на гимнастический фестиваль: десять мальчишек 5-6 лет взяли девять медалей. В следующем году они будут вне конкурса выступать на первенстве Москвы, и я уверен: окажутся среди лучших. У нас есть дети, которые в 6 лет делают программу, которую в других московских госшколах не делают и в 8. На соревнованиях нет никакой разницы, выступать от бюджетной школы или от частного клуба, мы работаем по всем стандартам федерации. Разница только в том, что у нас родители платят за обучение, а там все бесплатно.

Почему госшколам нужна платная альтернатива и что помогает продавать гимнастику

Занятия у нас стоят немало, но наши услуги и не могут быть дешевыми (абонемент на 4 тренировки в месяц – 5500 рублей, 8 тренировок – 8200, 12 занятий – 11 000 рублей – Sport Connect). Есть категория родителей, которые говорят мне: «Антон Сергеевич, но вы же бесплатно занимались». Я отвечаю: «Да, только я на опорный прыжок разбегался с улицы, а здесь – хорошие залы, хорошее оборудование». Да, есть проблема с площадками. У нас локация не очень удачная (10 минут пешком от станции метро «Алексеевская» – Sport Connect). Можно было бы открыться и в торговом центре, но это слишком дорого. Платить за помещение полтора-два миллиона в месяц – такой нагрузки не выдержать.

У меня нет цели зарабатывать большие деньги, главное – развивать гимнастику, мы в этом помогаем нашей федерации. И мне не стыдно, что я одним из первых открыл коммерческий гимнастический клуб. Можно сравнить с медициной: в России же есть бесплатные услуги, есть платные. Я тут недавно от пневмонии чуть не умер: четыре раза вызывал домой врача, мне прописывали жаропонижающие, я пролежал 8 дней с температурой 40, потом уже обратился в платную клинику, меня моментально госпитализировали, вылечился. Бесплатной медицине есть платная альтернатива, в гимнастике она тоже развивается.

Продавать гимнастику сложно. Сейчас нам уже проще, потому что работает сарафанное радио. Мы никогда не запускали рекламных кампаний, максимум – на старте раздавали листовки, плюс я сам ходил в ближайшие детские сады, на детские площадки и приглашал на пробные занятия. Родители быстро видят эффект: ребенок становится более активным, он лучше чувствует свое тело в пространстве – это радует родителей, они рассказывают знакомым. Сразу делали все качественно, привлекли достаточное количество детей, чтобы ни одного месяца не отработать в минус. Поначалу, когда нечем было платить людям, приходилось тренировать самому.

Я бизнесменом не родился, учился всему по ходу – жизнь заставляла зарабатывать. Со временем стал понимать, как расставлять приоритеты. Условно, если у тебя есть 100 рублей и выбор: заплатить сотруднику зарплату или купить в клуб бутылок воды, в первую очередь нужно рассчитаться с человеком. Накопишь 150 – уже можно и воду себе позволить. Как в компьютерной игре, где нужно город или ферму построить – всегда решаешь, что необходимо в первую очередь.

Запуск на последние деньги, расчет только на свои силы и дистрибуция из Китая

На старте мы очень рисковали. В том помещении, где открылись, до этого год работал батутный центр – проект не пошел, он ничего не зарабатывал. Я знал, что зал продается, и понимал, что готов его выкупить – сбил цену до приемлемого уровня, и мы запустились. Первые клиенты пришли сразу же. Мы начали работать на том оборудовании, которое здесь было, параллельно закупили новое.

У меня к тому моменту уже был неприятный опыт: когда собственных денег еще не хватало, запускал клуб вместе с партнером. Был неопытным, не учел юридические детали, в итоге ни в каких документах мое имя даже не фигурировало. Как только я завел разговор о деньгах, услышал: сначала отобью вложенное, а потом, может быть, ты будешь что-то зарабатывать. Как показывает практика, нужно рассчитывать только на себя, партнеры не нужны. Нужно нанимать хороших специалистов, но как подчиненных. В итоге сейчас этот клуб продают за 12 миллионов, хотя он и близко столько не стоит: бизнес там не идет. В нынешнем клубе у меня тоже есть партнер, но все решения принимаю я.

Между тем, как не сложилось с тем проектом, и запуском нынешнего клуба прошел год. Конечно, сложно было решиться на вторую попытку. Собрал последние деньги и вложился. В тот момент моя жена ждала ребенка, думать надо было вообще о другом, но я понимал: либо рискую, либо успокаиваюсь насовсем.

Мы выкупили зал, через какое-то время я вышел на китайского поставщика оборудования – в итоге стал его официальным дистрибьютором в России. Через год после нашего контракта именно их оборудование стояло на чемпионате мира в Дохе. У нас цена в три раза ниже, чем, например, в Германии. Часто бывает, что российские клубы пытаются работать с этой китайской компанией напрямую – их направляют ко мне. Они пытаются завезти оборудование через Белоруссию – так тоже не работает. В нашем контракте прописаны минимальные суммы, которые я покрываю уже закупкой для своих нужд, продажи другим клубам идут в плюс.

Чтобы добиться этого контракта как дистрибьютора, мы год просто общались. Весь этот год я платил зарплату переводчику. Я покупал их оборудование для себя как частный клиент, но верил в контракт. Они прилетали в Москву, мы их принимали: Красная площадь, красная икра и так далее. Уже больше года мы успешно сотрудничаем.

Глобальный проект в Москве и гимнастические залы в детских домах

Два года я отработал директором школы спортивной гимнастики в ЦСКА. Там, конечно, все делается очень долго – бюрократия. Фактически за это время не удалось ничего изменить. ЦСКА – мой родной клуб, я всю жизнь выступал именно за него, ни разу не ушел, хотя меня переманивали. Мне было интересно помочь, попытаться что-то поправить, улучшить.

В своем проекте чем дальше, тем лучше я понимаю, что документы – важная часть процесса. Хотя я в клубе отвечаю за спортивную часть и за финансы, а все организационные вопросы, то есть самое сложное, ведет моя жена Вера. Мы на работе скорее бизнес-партнеры, а не муж и жена – очень часто спорим, дебаты жесткие, когда не сходимся во взглядах на развитие. У нее юридическое образование, она отлично понимает, как должна работать структура.

Второй клуб мы открыли в Сочи, потому что нам важно иметь базу на берегу моря: там есть и регулярные занятия,  еще мы вывозим туда на сборы детей из Москвы. В целом сочинский клуб – не такой успешный проект, там все же не так много детей. Плюс мы открылись в олимпийском парке, а там дорогая аренда.

На Мичуринском проекте вскоре откроем второй московский клуб – там сейчас достраивается отдельное здание. Это гораздо более глобальный проект, чем все предыдущие. Я бы предпочел в деталях не говорить о деньгах и бизнес-процессах, все же я приобрел этот опыт сам, мне на этом пути никто не помогал – секретов бизнеса раскрывать не стану. Могу сказать, что возможности для развития мы получили только благодаря собственной хорошей работе. Тут только один совет: начните с себя, выкладывайтесь в то, что умеете.

Мы работали именно по такому принципу и теперь готовы открыть гимнастический зал, аналогов которому в России нет. Закупаем туда самое современное оборудование, в том числе, например, страховочные лонжи для тренировки перелетов на перекладине. Акцент там будет на профессиональной подготовке, сейчас ищем хороших специалистов по всей России. У меня уже есть запросы из Арабских Эмиратов, из США – тренеры хотят в перспективе привезти своих подопечных на сборы в Россию. Плюс подключаю своего тренера, с которым мы пришли к олимпийским медалям, – на него тоже много заявок, к нему хотят приезжать и перенимать его опыт.

Хочется открыться к сентябрю, к началу нового сезона. Процесс сложный, здание сдается до 15 июня, с того момента начинаем завозить оборудование. Инвестиции очень серьезные, установим там четыре комплекта снарядов.

Мы стараемся развивать и другие истории – например, осенью запустили проект с детскими домами. Нас поддержал банк ВТБ – идея была давно, я обращался во множество организаций, откликнулись именно они. Здесь снова важно, что гимнастика – это база. Плюс ребенок набирается важных и полезных человеческих качеств: умение общаться в коллективе, поддержать друга – гимнастика все это воспитывает. Из детских домов далеко не все выходят с этими качествами. Сейчас проект работает в четырех детских домах: два – в моем родном Томске, два – в Москве. Оборудовали там залы, зарплаты платим мы. Когда запускались и я наблюдал за первыми тренировками – слезы на глазах были, так приятно видеть восторг детей от гимнастики.

Дети действительно меняются за несколько месяцев, в дошкольном возрасте они растут очень быстро. Мы общаемся с директорами детских домов, в которых проект работает, и знаем: многие дети, кто начал заниматься гимнастикой, не задержались там, именно их в первую очередь забирают приемные родители. Есть, кстати, такие, кого уже родители продолжают приводить в эту же секцию. Сложно даже объяснить, насколько приятно видеть такие итоги своей работы.

Автор: Андрей Васильев

рубрика
Интервью