Логотип Логотип Логотип Логотип
Интервью

«Теща уже плюется – иди живи с Карякиным». Как заработать на шахматах

Яркие фрагменты заседания Клуба Sport Connect с участием одного из лучших шахматистов мира Сергея Карякина и его менеджера Кирилла Зангалиса. Они точно знают, как можно сделать спортсмена мощным брендом.

Как Карякин и Зангалис начали работать вместе

Карякин: Впервые мы пообщались на всемирной шахматной олимпиаде в Ханты-Мансийске, когда Кирилл взял у меня интервью. Потом я его подзабыл и всерьез заинтересовался уже позже. Я ехал на машине со сборов, и тут позвонил журналист. Он меня заинтересовал рассказом о том, что в спорте, оказывается, есть мой полный тезка Сергей Карякин – самый молодой чемпион мира по пятиборью. Он предложил мне с ним познакомиться. Так мы обменялись контактами и стали общаться.

Зангалис: Я с детства сам играю в шахматы, и мне было безумно интересно пообщаться с самым молодым гроссмейстером в истории. Я его так забросал вопросами, что даже сбил с подготовки к следующему турниру.

– И тогда поступило предложение работать вместе?

Карякин: Да. Я не особо верил в успех, но решил: почему бы не попробовать? Потом все сложилось прекрасно.

Зангалис: Да. Я тогда работал журналистом, и требовательное начальство в газете достало меня так, что я искал возможность уйти из ежедневной журналистики.

Первый контракт

Зангалис: У Сергея есть фишка. Во-первых, это книга рекордов Гиннесса: он самый молодой гроссмейстер. Еще они с Карлсеном одногодки, у обоих фамилии начинаются на К – как у Карпова и Крамника. Но пресса в России была невнимательна к успехам Сергея, и наш первый потенциальный партнер – «Альпари» – долго раздумывал, потому что не понимал, что можно сделать с шахматами. Все говорили, что это скучная игра.

Когда Сергей в 2012 году ехал на чемпионат мира по быстрым шахматам, я просил его сыграть максимально успешно, чтобы показать «Альпари» результат.

Карякин: А я чуть не опоздал на чемпионат. У меня был стыковочный рейс: я прилетел сначала из Симферополя в Москву, а потом должен был лететь из Москвы в Астану. Моя будущая супруга приехала в аэропорт, мы хотели увидеться. А в итоге я поехал к ней, потому что нужно было где-то ночевать, и только утром улетел в Астану.

Зангалис: Это была уникальная ситуация. Всего за день до конца чемпионата по рапиду Сергей отставал от Карлсена на полтора очка. Это огромная разница. Сергей выиграл все четыре матча, а Карлсен проиграл Иванчуку и Грищуку. Это принесло Карякину победу и первый пиар-удар.

Сергей обещал Иванчуку и Грищуку поставить за это бутылку.

– Поставили?

Карякин: Да!

Зангалис: Тогда я принес в «Альпари» пачку газет и сказал, что здесь может быть их реклама. Предложил нашивку на пиджаке и вообще вцепился в эту работу. Тогда Карякин уже звучал практически из каждого утюга. Сначала всех подташнивало, но потом привыкли.

– Сколько вы получили по первому контракту? 500 тысяч долларов?

– Контракт был очень хороший, мы прыгали от радости, когда его подписали. Сумма была близка к той, что вы назвали, но называть точно я ее не могу.

Карякин: Кстати, сначала было очень непривычно: все на тебя смотрят, обсуждают нашивку. Ананд называл меня Сергеем Альпариевичем.

Зангалис: Я всем спонсорам всегда говорил, что будет матч за звание чемпиона мира – и было сложно, потому что все думают, что до сих пор идут матчи с Каспаровым, Карповым… Мне сразу говорили, что надо кричать на всех углах, что мы вернем шахматную корону в Россию – пусть даже через зависть, насмешки и так далее. Именно это и стало слоганом нашего первого контракта. 

Мы прошли через ужасы последнего места на чемпионате, кризис 2014 года, когда «Альпари» временно прекратил поддержку. После победы в турнире претендентов я написал, что теперь я самый счастливый человек на земле, и даже жена приревновала меня к Сергею. Теща уже плюется: иди живи с Карякиным.

Надо понимать, что шахматная партия – это ужасное напряжение, хуже футбольного матча. Она может продолжаться 7-8 часов, а на турнире претендентов был момент, когда на компьютере все вокруг видели: у Сергея есть один победный ход, все остальные – проигрышные. Было так тихо, что я слышал, как летит муха. Всю жизнь прожил, пока тикали часы.

Сложно ли работать с друзьями?

Карякин: Нет, с друзьями гораздо лучше. Хотя все мы люди, бывают споры, в первую очередь из-за медиа. Например, когда обсуждаем: написать про то, великая победа или нет, повезло или нет.

Сейчас я понимаю пользу пиара, а сначала не понимал. Не хотел ни твиттеров, ни фейсбука.

Зангалис: Мы поругались один раз, но уже через пять минут помирились. Я сразу написал Сергею, что ощущения – как будто с девушкой поругался!

Какие были сложности в работе?

Зангалис: Я был удивлен агрессии представителя Red Bull, который считал, что мы должны были пасть ниц только из-за того, что к нам обратились – ведь 200 спортсменов просто счастливы носить экипировку с символикой бренда. Нам говорили, что все наши действия – отстой, что ролик рекламный у нас клоунский, реклама на автобусах и так далее – ерунда.

Мы много раз слышали, что все это неоригинально. Всегда есть недовольные, и это хорошо. Значит, мы работаем. Сейчас у нас может быть восьмой спонсор, а семь – это уже фантастика.

– Кто работает в вашей команде?

Зангалис: У меня есть помощники. Они знают, что если помогут подписать контракт, то получат бонус.

– Какие переговоры были самыми долгими?

Зангалис: С букмекерской компанией «Фонбет». А быстрее всего договорились с «Ависмой»: весь процесс занял всего три дня.

– У вас хотели отобрать Сергея как клиента?

Зангалис: Это было в самом начале наших отношений. Я пытался продвигать Сергея через другие виды спорта – через футбольный «Спартак», через боксеров Поветкина и Лебедева. И вдруг промоутер боксеров Хрюнов начал меня учить: надо сделать так, так вот не надо, он у нас с Тайсоном в Лас-Вегасе будет играть в шахматы, ты ничего не понимаешь… Позже он на радио заявил, что стал работать с Сергеем. Я ему ответил в вотсаппе, и после этого он потерялся.

Как изменилась жизнь Карякина после подписания рекламных контрактов?

Карякин: Я смог купить дом на престижной Рублевке. Сейчас мы с женой хотим переехать в центр Москвы. И мечта уже почти осуществилась.

– Вас когда-нибудь приглашали на выставочные матчи с олигархами?

Карякин: Бывало, играл в фантастических дворцах. Меня приглашали и хорошо платили.

Зангалис: Например, Сергей играл с Олегом Скворцовым, который занимается бриллиантами. Он играет со всеми – с Карлсеном, Анандом и так далее.

Как Карякин попал в политику? [В середине марта Карякин вошел в новый состав Общественной палаты по приглашению Владимира Путина]

Карякин: Я искренне поддерживаю власть, это полностью соответствует всем моим убеждениям и взглядам. Рад, что меня пригласили в Общественную палату, это шанс проявить себя в социальных проектах. Отмечу, что работа – полностью на общественных началах, в палате никому не платят. Мы еще обсуждаем направления моей работы, но она будет связана со спортом.

– Как это получилось?

– Я был в Москве буквально пару дней, приехал по делам, уже собирался улетать. Вдруг звонок на телефон, который почти никто не знает, да еще и с неизвестного телефона. Еще раз: этот номер не знает никто, кроме самых близких. Оказалось, звонили из Администрации президента. Удивился… Меня спросили, когда я готов подъехать. Так как я уже собирался улетать, то ответил, что прямо сейчас. И вот развернулся, поехал в Администрацию президента. Мне показали письмо Владимира Владимировича, сказали, что могу отказаться, но тогда нигде не надо публиковать это письмо.

Что дальше?

Зангалис: Сейчас снимается большой документальный фильм, который, возможно, покажет «Первый канал». Как и почти всегда, все получилось внезапно. Мы были на премьере фильма «Магнус», шел разговор: про Карлсена фильм есть, так почему бы не снять про Сергея? Еще в Нью-Йорке, во время матча с Карлсеном, ребята начали снимать этот сюжет, везде ездили с Сергеем.

Карякин: Большое преимущество в том, что это именно документальный фильм, то есть мне не нужно ничего играть.

– Думаете ли о том, чтобы развивать бренд за рубежом?

Зангалис: Это здорово, но тогда надо стать чемпионом мира. Чтобы двигаться на зарубежных рынках, надо сделать что-то неординарное в спорте. Сейчас нам хочется провести что-нибудь необычное – например, выставочный матч в греческом Акрополе. Подсвеченный Парфенон, шахматная доска – чтобы это видел весь мир.

Карякин: В скором времени выйдет приложение, которое будет переведено на все главные языки мира. Оно еще в стадии разработки. Привлечены одни из лучших специалистов России, они думают, как грамотно использовать приложение, что сейчас в тренде.

Если все будет хорошо, оно выйдет в течение нескольких месяцев. Там точно можно будет поиграть в шахматы с компьютером, вполне вероятно, будет специальная версия компьютера, учитывающая мой стиль игры. Также будут какие-то видео и новости обо мне.

Фото: Денис Тырин