Логотип Логотип Логотип Логотип
Интервью

Волейболист Абрамов рискнул и пошел в агропром. Теперь его мука – в Х5 Retail Group

Павел Абрамов закончил с волейболом ради органической муки.

На форуме Sport Connect-2019 в Сочи бывший волейболист, призер Олимпиады и чемпионата мира Павел Абрамов рассказал, как ему удалось с нуля построить бизнес в отрасли, которая максимально далека от спорта, – в агропромышленности.

Еще играя в волейбол, Абрамов купил 30 гектаров земли около деревни Хатманово в Тульской области – четкого плана, что там будет строиться, у спортсмена в тот момент не было. Сейчас его компания «Чёрный хлеб» выращивает зерно и делает из него органически чистую муку – ее продукцию можно встретить во многих магазинах здорового питания, а также в сетях Х5 Retail Group. Еще «Чёрный хлеб» сотрудничает с Nutricia, подразделением детского питания Danone.

В 2018 году оборот компании составил 45 миллионов рублей. Переломным моментом в развитии компании стало именно сотрудничество с Nutricia: в 2014-м «Чёрный хлеб» продал Danone 200 тонн муки (20% от годового производства на тот момент) и благодаря этому вышел на операционную прибыль. С тех пор компания Павла Абрамова работает в плюс.

Мы зафиксировали главное из выступления Абрамова на Sport Connect-2019 и обсудили подробности бизнес-проекта после.

Как вести бизнес параллельно со спортом и самому совершать продажи

Когда мне было 20, я уже слышал вопрос: а что после спорта? Отвечал, что буду заниматься бизнесом. Хотя тогда не особо представлял, что вообще такое бизнес.

В январе 2012-го я зарегистрировал компанию «Чёрный хлеб». Все выстроилось случайно. Я увидел, что на прилавках только импортная био-мука, российской в 2012-м не было совсем. Совпали несколько обстоятельств: я попробовал хлеб из цельнозерновой итальянской муки, к тому моменту у меня была земля на севере Тульской области – я купил ее просто как инвестицию, думал построить там коттеджный поселок или что-то вроде того.

Мы занимаемся органической мукой, крупой и зерном. Это продукты, произведенные по экологическим стандартам: когда в процессе не используются яды, минеральные удобрения, химические отбеливатели. Наша цель – производить лучшую муку в России. Производство находится недалеко от Москвы, мы сразу понимали: это весомый плюс, потому что для нашей продукции столица – главный рынок.

Пару лет вел этот проект параллельно с волейболом. Моим доверенным лицом был тоже бывший волейболист Алексей Сериков – он рулил всем на предприятии и проводил там, в Тульской области, много времени, а я появлялся, только когда получалось приехать в Москву. Но в тот момент и производство было далеко не таким, как сейчас. Это сейчас остановить производство можно только при форс-мажоре, а тогда процесс был вялотекущим. Я помогал Алексею дистанционно – помню, после обеда между тренировками в свободное время занимался бизнес-делами. На январских праздниках всегда работал – хотя тут ничего и сейчас не изменилось.

В том числе уже тогда я сам занимался продажами. Мы не до конца представляли, каким будет и должен быть наш бизнес. Цеплялись за всех возможных клиентов. У нас продажи оптовые, их не выстроить через соцсети, как в b2c-секторе. Наши основные покупатели – магазины здорового питания, с ними я тогда переговоры и вел. Помню первую продажу: продал семена полбы тысяч на 400 рублей. В основном мы продаем мелким оптом – на 10, 20, 30 тысяч, та сделка в 2014-м была большим успехом – я понял, что в продажах можно добиться многого.

Тогда же, в 2014-м, я понял, что не хочу продолжать играть и готов заниматься только бизнесом. У меня были волейбольные предложения, но я четко сказал агенту: волейбол – все.

Вложения, окупаемость и отказ от распределения прибыли

Главный совет для всех, кто живет в графике, похожем на мой, и управляет бизнесом: вкладывайте деньги в автоматизацию процессов. Сейчас очень много полезных решений в этой области: цифровизация, отслеживание на удалении и так далее. У нас второй год подряд все тракторы и комбайны оснащены GPS-датчиками и датчиками топлива – благодаря этому я могу откуда угодно контролировать не просто перемещения машин, а полевую выработку. Если отдал четкие указания заместителю, позволяю себе выходной и вижу все, например, из московского кафе.

Я инвестировал свои деньги, ко мне присоединились партнеры, они добавили часть. Затем мы получали гранты, субсидии – в проекте есть и государственные средства, мы получали микрозаймы на льготных условиях, под 3%. Господдержку получить сложно, но наш пример показывает, что все-таки можно.

В общей сложности инвестиции в проект – примерно 2 миллиона долларов. Вложения были постепенными, сумма растянута на первые два года. В какой-то момент, когда понадобилось дофинансировать, волосы шевелились от объема вложений. Но это быстро прекратилось, мы вышли на самоокупаемость. После этого дофинансировали только точечно и в небольших объемах.

Проект окупается с 2014-го, но много мне пока не приносит – далеко не те деньги, которые были в волейболе. Когда-то я озвучивал задачу зарабатывать в бизнесе столько же, сколько в спорте. Сейчас я в середине этого пути. Но я отлично вижу, где в краткосрочной перспективе могу заработать и заработаю.

Дивиденды мы распределяли три года подряд начиная с 2014-го, но в 2017-м и дальше перестали, потому что решили инвестировать все в развитие: в новую технику, в инфраструктуру.

Когда к нам в последний раз обращался потенциальный покупатель, который хотел приобрести бизнес целиком, мы оценили проект в 250 миллионов рублей.

Выход на экспорт, разница с Европой в цене и рост спроса

Наша ключевая задача на год – повысить рентабельность производства (снизим издержки, увеличим цену на продукцию), вторая – запустить экспорт. Мы получили два биосертификата (Евросоюза и США) и уже осенью рассчитываем поставлять свою продукцию за рубеж по так называемой биоцене – она всегда выше, чем у стандартных розничных продуктов.

Продаваться будем в первую очередь в Европе. Там 10-15% продуктов имеют органический статус. Мука, подобная нашей, там примерно на 30% дороже, а у нас – на 300%. Пакет нашей муки на прилавке стоит около 150 рублей за килограмм.

Как только увеличим рентабельность, перейдем к третьей задаче – росту объема продаж. Мы растем каждый год. Несмотря на сложную общую экономическую ситуацию, наш продукт все более востребован, спрос растет год от года. Если считать в килограммах проданной продукции, в 2018-м мы прибавили 45%.

Я продолжаю учиться и тонкостям агропромышленности, и управлению бизнесом. Например, за прошлый год разобрался, что такое финансовый учет, как и для чего его нужно вести, почему хорошее ведение экономит деньги. Считал, что это неинтересно и не так уж важно, пока не погрузился.

По выращиванию у меня нет одного гуру, который знал бы все и мог ответить на любой мой вопрос. Если мне нужно понять, как подсеять клевер уже под растущие посевы, звоню за советом разным людям. Очистка зерна, переработка – личный опыт, мы выстроили цеха методом проб и ошибок сами. Я бы дорого заплатил, если бы нашел специалиста, который понимал бы все детали.

Делаем что можем, а потом смотрим, что получается – это мой главный принцип в бизнесе. Он же работал и спорте. Помню, когда я играл в Польше, перед финалом Кубка меня вызвал президент клуба, спрашивал, как же нам играть этот решающий матч. Я ответил: мы просто перекрестимся и пойдем играть. Так и в бизнесе. При этом стараемся грамотно управлять, потому что долбиться головой об стену – не самый быстрый путь развития.

Автор: Андрей Васильев

рубрика
Интервью