Логотип Логотип Логотип Логотип
Форум

Шоу для НХЛ из Москвы, франшиза школы в Индии, как расшатать шахматы: вторая сессия Sport Connect

Российские проекты, которые успешно вышли на иностранные рынки.  

Роман Куприянов, Radugadesign: как делать мощнейшие световые шоу для НХЛ (в этом сезоне – сразу для 3 клубов)

Все началось в 2007-м: два друга, Роман Куприянов и его партнер, отправили письмо в офис датской компании Vizoo, заплатили 40 000 евро за право представлять ее в России и стали делать шоу. Сейчас в медиа-дизайн-студии, которая базируется на московском Винзаводе и, несмотря на разницу в часовых поясах, делает красоту для американских арен и ивентов в Китае, работают примерно 30 человек. 

Спортивных проектов в то время еще не было – они возникли ближе к середине десятых годов во многом благодаря Илье Авербуху и сети его представлений – от предолимпийских до стандартных ледовых. Узнать историю Radugadesign в деталях можно в нашем большом материале. Сейчас сосредоточимся только на выходе на американский спортивный рынок.

• К 2016 году Radugadesign сделала около 20 проектов в спорте, в том числе на чемпионате мира по хоккею-2016, с которым связана смешная история. Световое шоу для церемонии открытия не получилось снять для телеэфира: камеры находились лишь с одной стороны, а на противоположной трибуне сидело «первое лицо». Естественно, с учетом этого обстоятельства шоу внепланово развернули к «первому лицу».

Через несколько месяцев Radugadesign сделала первое световое шоу – для хоккейного «Чикаго Блэкхокс». «Один наш партнер женился на американке, и мы подумали, что можно развиваться там. Подготовили подробное предложение, отправили его 10 клубам НХЛ – некоторые его проигнорировали, а кто-то позвал на встречу, – рассказал Куприянов на форуме Sport Connect-2019. – Сначала все относились скептически. Какие-то русские ребята, общению мешает много барьеров: культурный, ментальный, часовой, языковой. Но менеджеров «Чикаго» мы чем-то зацепили. Думаю, в первую очередь тем, что по стилю мы отличались от компаний, работающих на американском рынке. Плюс у нас был небольшой бюджет. Доллар в 2016 году подрос, и в рублях бюджет для нас увеличился в два раза. Как потом оказалось, мы делали шоу в три раза дешевле, чем местные команды. В первое время стоимость была нашим конкурентным преимуществом, но сейчас цены сравнялись, потому что по качеству мы не уступаем, а даже превосходим какие-то местные команды».

• «Для нас работа с клубом НХЛ была мечтой. На подготовку было около 3 месяцев. Сначала ментально и культурно понять американцев было сложно. Например, мы разработали историю с индейцами (на логотипе «Чикаго» нарисован индеец – Sport Connect). Но она не зашла.

Позже мы пришли к концепции «Лед побед»: подо льдом спрятаны Кубки Стэнли,  а сердце команды, составленное из хоккейной амуниции (шлемы, перчатки), должно этот лед растопить. Причем сердце должны запустить болельщики – хлопками.

«Чикаго Блэкхокс» играет на одной площадке с баскетбольным «Чикаго Буллс», там же периодически проходят концерты. Для арены изначально было закуплено все оборудование, поэтому его не приходится брать в аренду. Клубам достаточно платить только за графику, и, как говорят, вложения в оборудование окупились всего за два года».

• «К 2018 году мы сделали уже 5-7 проектов и чувствовали себя на американском рынке как местные. Нам стали доверять, на тендерах выбирали нас, а не конкурентов. Из-за разницы в часовых поясах все чаще приходилось оставаться допоздна в офисе или просыпаться пораньше, чтобы быть на связи в удобное для американцев время».

• Один из любых проектов Radugadesign – презентация игроков «Филадельфии Флайерз» в стиле комикса. «Когда нас попросили сделать шоу, мы спросили, есть ли какие-то идеи. Ответ: «Нет, мы вам доверяем». И когда вот так отдают все на откуп нам, получаются одни из лучших проектов. Мы представили, что игроки – герои Марвел и превращаются в убийц на льду».

• В России Radugadesign тоже работает: есть проекты с «Авангардом», который сейчас играет в Балашихе, было шоу для хоккейного ЦСКА, ведутся переговоры с несколькими футбольными клубами. Но их ключевая проблема – устаревшие системы, свет разгорается слишком долго, из-за этого шоу не уложится в требования регламента. «Ждем, когда стадионы закупят светодиодное оборудование – оно, конечно, дороже, пока его нет даже у «Зенита», – отметил Куприянов.

• Стоимость одной минуты шоу – от миллиона рублей и выше.

Ксения Тютюшина, World Chess: как продвигать шахматы даже через намеки на секс

Все ивенты чемпионского цикла в шахматах сейчас делает компания World Chess с российским менеджментом – и вы слышали о ее активностях, даже если совсем не смотрели матчи между Магнусом Карлсеном и Фабиано Каруаной, которые проходили в Лондоне в ноябре 2018-го. Например, именно World Chess прогремел логотипом с отсылкой к Камасутре.

• «Шахматы – традиционная консервативная игра, поэтому наше решение было воспринято неоднозначно. Когда мы получили права на организацию, стали думать, что же такое шахматы, – рассказывает Тютюшина. – И пришли к выводу, что это игра людей – про чувства, про взаимоотношения. Дизайн-бюро «Щука» помогло на этой волне создать визуальный язык, чтобы шахматы стали актуальнее. Шахматная Камасутра (кстати, этот термин ввели не мы – его придумали в BBC) – это первый вариант логотипа, есть и второй – с перекрещенными руками.

Логотипы легли в основу мерча. Раньше его вообще не существовало: не было ни свитшотов, ни самых простых вещей типа карандашей. Всего мы сделали порядка 50 вещей – от тех же карандашей до дождевиков, которые в Лондоне стали особенно популярны. Раньше чемпионаты мира оставались без внимания аудитории и коммерческих партнеров, главная причина – организация любительского уровня. Не было визуальной айдентики, была такая советская картинка: огромный зал, неудобные стулья, никакой комфортной обстановки».

• Всего было продано 799 значков, 712 свитшотов, 452 постера и 132 шахматных набора.

• Следующий пункт подготовки – выбор площадки. Ею стал колледж искусства и дизайна Saint Martins – один из главных университетов Лондона, выделяющийся старым зданием в Ковент-Гардене. Здание было украшено портретами игроков.

• Наконец в шахматах пополнилась линейка коммерческих партнеров – например, в партнерстве с S.T.Dupont была произведена лимитированная коллекция ручек с шахматным паттерном, ими игроки записывали ходы. Впервые в шахматы зашел античитинговый партнер – детективное агентство, которое перед началом каждой игры проверяло игровую зону, игроков и даже еду.

В партнерстве с Kaspersky Lab был организован развлекательный матч Карлсена против защитника «Ливерпуля» Трента Александера-Арнольда. Выбор неслучаен: организаторы искали футболиста, который и правда увлечен шахматами, а не просто придет для фотографии. Правда, конкуренцию это не усилило: игра продлилась 5 минут и вместила всего-то 17 ходов. Чтобы Карлсен сильнее воодушевился игрой с непрофессионалом, ему подарили билеты в вип-ложу «Энфилда», а Александеру-Арнольду заплатили гонорар.

• Один из самых интересных инфоповодов, сгенерированных World Chess, – создание дейтингового приложения для шахматистов совместно с Pure. Механика простая: создаешь профиль и по локации можешь найти человека, чтобы быстро сыграть с ним в шахматы в офлайне. «Сейчас многие играют в шахматы на смартфонах, а мы хотели, чтобы они встречались и взаимодействовали офлайн, – объясняет Тютюшина. – Люди скачивали и играли прямо у нас на площадке».

• В эту же концепцию логично ложится бар, открытый в Москве. «Там мы играем в шахматы и пьем», – оптимистично сформулировала идею Ксения Тютюшина.

Илья Штеблов, «Юниор»: как продавать франшизы футбольной школы в Азии

«Юниор» запустился в 2013 году в Томске как простая секция дополнительного дошкольного образования. У «Юниора» нет задачи подготовить толпу профессиональных игроков для РПЛ: «Наша цель – массовость, чтобы ребенку нравилось и он был здоров. Если ребенок демонстрирует способности, мы рекомендуем его в СДЮШОР и так далее», – объясняет спортивный директор «Юниора» Илья Штеблов. 

• Сейчас у «Юниора» 445 школ в 244 городах. Своей инфраструктуры у школы нет – все площадки арендованы, а бурному росту поспособствовали франшизы. «Франшиза – наиболее простой способ масштабирования, – отметил Штеблов. – Когда все основные города в России были освоены, встал вопрос о новых рынках. Сначала было ближнее зарубежье: Казахстан, Белоруссия, Узбекистан, – позже мы начали получать запросы от русскоговорящих людей в более отдаленных и даже экзотических странах».

• «Юниор» ни на одной профильной зарубежной конференции, где собираются франчайзинговые сети, не подчеркивал связь с Россией, потому что бренда «российский футбол» на глобальном рынке по-прежнему не существует.

• Более того, «Юниор» сознательно сделал ставку на азиатский рынок, потому что на европейском подобных предложений гораздо больше. Сейчас у школы есть филиалы в Индии, Китае, Индонезии, Сингапуре, Брунее и Малайзии (кроме того, в США, Испании, Чехии, Египте и Нигерии). «Из 12 месяцев 2018 года в России я провел 8, – рассказывает Штеблов. – Остальные 4 находился в разных странах, потому что на начальном этапе мы оказываем полную поддержку: высылаем специалиста, помогаем набрать тренеров, обучаем их нашей системе».

• «Мы не спортивная компания – мы IT-компания, мы про технологии», – говорит Илья Штеблов, и в контексте футбольной школы это звучит непривычно. У «Юниора» есть облачная платформа Education ERP, где ученик может посмотреть расписание, родители – получить напоминание, когда продлить абонемент, и даже оплатить занятия, тренер там же изучает обучающие материалы, руководители видят, когда тренер зашел в систему, какие документы прочитал, насколько успешно сдал тест. Там же проходят вебинары, в том числе с психологами. «На рынке не было такого продукта, мы все делали самостоятельно, теперь это основа нашего предложения, – сказал Штеблов. – У нас даже спортивный отдел долго состоял из одного человека, в IT тем временем задействованы человек 12».

• Второе IT-предложение «Юниора» – конструктор тренировок: «Тренер выбирает возраст ребенка, направленность занятия – и система выдает ему последовательность популярных упражнений. Тренер может добавить их в конспект или нарисовать схему».

• Маленькая мотивационная деталь: каждому ребенку после тренировки выдают коллекционную наклейку. «Дети дошкольного возраста так этим заинтересованы, что тренер может сказать: «Будешь себя плохо вести – не дам наклейку». Это отлично работает».

Александр Мартынов, ICEBERG: как делать аналитику для четырех континентов

О развитии российской аналитической компании в хоккее мы уже рассказывали в деталях – вы можете прочитать обо всем здесь. Сейчас раскроем несколько дополнительных интересных фактов и цифр. 

• Мартынов учился в Канаде и мог спокойно получать 100 000 канадских долларов в год в банке: «Но стало безумно скучно, я понял, что не смогу так жить». Тогда Александр задумался, что неплохо было бы создать компанию, связанную с данными (математические формулы и алгоритмы, на которых он был сосредоточен при обучении) и спортом (страсть). В 2014 году ICEBERG работал с одной командой, в штате находились 3 сотрудника. Теперь – 4 континента, 13 стран, более 100 команд, более 60 сотрудников.

• На старте в компанию инвестировал отец Мартынова, вложения составили 50 тысяч долларов: «Это была моя шестая-седьмая идея, и отец впервые сказал: «Давай попробуем». Он выделил деньги и сказал: если найдешь клиентов, которые купят систему, посмотрим, что будет дальше. Мы быстро подписали «Айлендерс» из НХЛ, инновационный клуб из Швеции и «Ред Булл».

• «Мы не расцениваем свою компанию как российскую. Официальный язык нашей компании – английский, это стимулирует всех изучать язык, подстегивает к развитию». У ICEBERG два офиса – в Москве и Торонто, это позволяет общаться с клиентами в режиме 24/7, в любой момент компания поможет заказчику из любой части света.

• Для клиентов один матч на PRO-уровне стоит 400-500 долларов, LITE – 80-120 долларов.

• «Наша первая ошибка – ставка на премиальный сегмент. Такой рынок очень узок, а нужно масштабировать продукт для всех уровней. Массовый и юниорский уровень в США – это 250 000 матчей в год. Родители точно готовы покупать аналитику, потому что конкуренция бешеная, а хорошие данные можно показывать скаутам. И родители с горящими глазами используют все возможности добиться хорошего будущего».