Логотип Логотип Логотип Логотип
Форум

«Пока в стране будет один телеканал, мы денег не увидим». Куда идет спорт?

Главные тезисы четвертой сессии форума Sport Connect: «Будущее сегодня: драйверы роста в спортивной индустрии»

Роман Дворянкин, генеральный менеджер Virtus.pro

1. Киберспорт не убьет традиционный спорт

Я не хочу сейчас рассуждать на традиционную тему, можно ли называть киберспорт спортом. Но киберспорт не убьет футбол и не захватит мир, как иногда сейчас говорят. Просто он точно займет место в глобальной индустрии развлечений, куда сейчас стремится весь спорт.

2. В чем отличие российского киберспорта от российского футбола

Россия – в авангарде движения. То, что делают у нас, практически не отличается от всех процессов в Европе и США. Отставание исчисляется месяцами или единицами лет – совсем не так масштабно, как, например, в футболе.

Мы коммерческая организация и живем на деньги спонсоров – не на государственные. Спонсоры при этом – не производители мышек или клавиатур, а серьезные компании.

Роман Дворянкин

3. Зачем киберспорт рекламодателям?

В 2019 году в киберспорт придут очень большие рекламные деньги. Бренды заходят сюда по двум причинам: первая – перспективность (у нас молодая аудитория, мы не стесняемся того, что у нас реально много школьников), вторая – до такой аудитории нельзя достучаться иначе (в интернете у нее стоит Adblock, телевизора нет, а от рекламных возможностей в киберспорте увернуться невозможно).

4. Зачем киберспорт обычным спортивным командам?

Преимущество спорта перед киберспортом в том, что там много денег. Этим уже пользуются – и спортивные клубы скупают киберспортивные команды. У таких сделок нет задачи завлечь новых болельщиков на стадион, тот же баскетбольный «Майами Хит» рассматривает это просто как инвестицию, потенциальный заработок. Если эти люди хотят сидеть дома – окей, без проблем, мы будем зарабатывать на киберспортивных трансляциях. «Майами» даже не поменял название киберспортивной команды, просто привил ей свои традиционные цвета – и все.

Что касается задумки «Анжи», который купил состав по Dota 2, то я пока не понимаю, зачем им это нужно. Эту идею ребятам из «Анжи» продал один из ведущих «Матч ТВ», который есть на всех фотографиях в пресс-релизе (Павел Занозин – прим. Sport Connect).

5. Как выглядит рынок киберспорта

Наша главная задача на 2017 год – сделать английский основным языком общения с аудиторией. Рынок русскоязычной аудитории лимитирован, он бедный, и сейчас важно не упустить тренд и говорить по-английски. Среднесрочная цель – войти в топ-5 по аудитории среди всех киберспортивных организаций в мире.

Средняя зарплата игрока Virtus.pro – 10 тысяч долларов в месяц, всего у нас 15 человек на контракте. Если известный игрок подписывает рекламный контракт, то делится доходами со всей командой. Еще одна особенность: здесь пока нет агентов, и игроки не понимают свой медийный вес, у них низкая юридическая грамотность, поэтому все соглашения заключаются на условиях, которые удобны организациям. Но самосознание игроков уже начинает просыпаться.

Права на трансляции продаются не на страны, а на языки – и они доступны по всему миру, географических ограничений нет.

Андрей Кавун, генеральный директор IRONSTAR

1. Взрывной рост массового и любительского спорта

2. Участники активно тратят деньги

Несколько лет назад триатлеты уезжали за границу, но наша цель – чтобы все соревновались здесь и уровень был не ниже европейского.

В среднем один участник привозит на соревнование 4 болельщиков – родственников, друзей. В Казани каждый человек тратит примерно 32 тысячи рублей, в Сочи – 40.

3. Как зарабатывать

У нас три источника заработка.

Первый – продажа слотов, грубо говоря, плата за регистрацию. Это 20-30 процентов от бюджета мероприятия; средняя цена – 7-8 тысяч рублей, в 3-4 раза меньше, чем в Европе, где участие стоит 600-650 долларов.

Второй – бартерная и финансовая поддержка администрации. Это перекрытие дорог, кареты скорой помощи, информирование жителей – то, что иначе стоило бы нам денег. Что касается финансовой поддержки, то мы считаем, что справедливо, если администрация участвует финансово, потому что мы помогаем региону выполнять KPI по программе здорового образа жизни.

Третий – спонсоры и партнеры. Это один из основных источников дохода. Еще в мире достаточно хорошо работает продажа телеправ, но у нас я пока в это не верю.

Общий бюджет старта в Сочи – 12 миллионов рублей.

Камил Гаджиев, президент Fight Nights

1. В России на деньги от телевидения не рассчитывают

Перспективы работы на российском телерынке слабые. Я не в стане тех, кто постоянно хает «Матч ТВ»: канал работает профессионально. Просто так получилось, что у нас один спортивный канал, он монополист и диктует свои условия. Пока он будет оставаться один, мы денег не увидим.

Моя позиция: спасибо, что канал нас показывает, это позволяет нам работать с локальными партнерами, которые покупают спонсорские пакеты, это позволяет нам работать с российской аудиторией.

2. Работа на международном рынке

Мы стараемся делать контент международным – чтобы человек, включивший трансляцию где-нибудь в Бразилии, не видел разницы – в США это происходит или в России. Тогда можно будет подписать контракт с крупным мировым каналом.

3. Надо признать, что спорт – телевизионный продукт

Мы так и будем метаться между руководителями администраций и городов, если этого не сделаем. Надо перестать зависеть от локального решения того или иного управленца, а жить с осознанием того, что мы телевизионный продукт.

4. Сколько стоят мероприятия

Сейчас качественное мероприятие на 7-8 тысяч зрителей можно провести за 20 миллионов рублей (с налогами). При этом региональные ивенты дороже московских. Хороший показатель для нас – это если мы отбили 50% вложений, отличный – окупили, а если чуть еще и заработали — тем более.