Логотип Логотип Логотип Логотип
Форум

«Из первого тура приехал с убытком в 100 000 долларов». Лучшие цитаты Клуба Sport Connect

29 мая пройдет четвертое заседание Клуба Sport Connect. С нами – один из лучших шахматистов мира Сергей Карякин и его менеджер, PR-директор Российской шахматной федерации Кирилл Зангалис. Обязательно поговорим о том, как они привлекли больших спонсоров и стали самым востребованным спортивным брендом на российском рекламном рынке.

Когда и где: 29 мая, 19:00, офис Группы Интеррос (ул. Большая Якиманка, 9).

Контактное лицо по вопросам участия во встрече Клуба и ее освещения: Андрей Лялин, +7 926 597 67 22, al@sport-connect.ru

Сейчас вспомним самые интересные моменты первых трех заседаний Клуба.

1. Илья Авербух – о запуске ледовых шоу и долгах на 100 тысяч долларов

«Несколько моих коллег пытались запустить похожий проект – гала-шоу фигуристов: Маша Бутырская, Леша Урманов, Артур Дмитриев. Основная ошибка – каждый хотел начать с Москвы и Санкт-Петербурга. В 2003 году я начал осторожно и с регионов: Новосибирск, Кемерово, Барнаул, Омск и еще какой-то город. Никаких наличных денег в бизнес я не вкладывал, потому что у меня их не было. Мы получили свои пресловутые премиальные за Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити, по льготной цене купили квартиру – все. Так что это были попрыгушки перед спонсорами. Каким-то образом раскрутили с товарищем «Сибакадембанк» на то, что ему это очень надо. Они выделили нам по 10 000 долларов на каждое шоу, и мы, счастливые, рванули.

Бизнес-модель была очень простой. Я договорился с фигуристами. Очень грязно расписали, сколько можем оттуда привезти. Расклеили рекламу. Арендовали дворец. Поехали.

Одна из проблем, с которой столкнулись сразу: в кассе денег нет, но дворцы полные. Как? Выяснялось, что двери были открыты. Сергей Петрович? Зоя Сидоровна? Проходите. Я оббегал дворцы, смотрел, где дыры, как проходят люди. Из первого тура я приехал с убытком в 100 000 долларов. По тем временам это была адская сумма. Единственное, что было хорошо: за мной не бегали люди в кожаных куртках. Люди, которые давали нам деньги, отнеслись с понимаем. Забрали машину – у меня был Saab – а остальное я должен был возвращать».

2. Илья Авербух – о взлете своего бизнеса и создании телевизионного шоу «Ледниковый период»

«Благодаря Мише Куснировичу встретился с ребятами, которые давно работают в индустрии. Это совершенно другой уровень: профессиональный поиск спонсоров и все остальное. В 2005 году я впервые вышел в ноль. А в 2006-м пошел телевизор, вместе с ним начался золотой дождь – деньги полились. Просто представьте: по окончании проекта «Танцы на льду» мы делали тур из 120 городов.

Что я делал? Брал проект ВВС, у которого был куплен формат, и смотрел. У них – пять судей, которые постоянно сидят; мы сделали одну Тарасову, остальные – ротируются. У них – оценки 2,5, 3,0, 3,5 и одна оценка; у нас – 5,8, 5,9, 6,0 плюс оценки две – за исполнение и артистизм. Главное: у них – некие обязательные элементы, «ласточка», «пистолетик», с которых звезды падали, это было смешно. Мне показалось, что это не то, я пошел в сторону эстетики и ввел тематические программы: музыка 80-х, образы советского кино. Я никогда не говорил, что я придумал шоу. Это переработка»

3. Илья Авербух – о том, как окупить мероприятие и работать со спонсорами

«Билетная касса может окупить расходы только в трех-четырех крупных городах. Политика такая: касса выводит в ноль, прибыль забираем из спонсорского пула. Пул – это 4-5 миллионов долларов за тур.

Что получал спонсор? Большую географию России. Иногда мы брали даже убыточные города, просто потому что понимали: в этом городе спонсору важно присутствие. Еще – полная миграция в афишу. Пришел, например, «Билайн» – значит, уже на афише на одну из буковок надевалась полосатая шапочка. Плюс реклама на бортах. Когда стали возить проекторы – логотип на лед. Плюс розыгрыш в антракте среди зрителей. Плюс благодарность от ведущего. Ведущим шоу был я, благодарить я могу много».

4. Илья Авербух – о зарплатах и накоплении

«Ребятам, которые только что выиграли Олимпиаду, выгоднее поехать выступать в Швейцарию. Я не могу платить ту же «десятку» евро – это базовая цена. 700 000 рублей за выход – это нереально. Реально – от 100 000 до 300 000 рублей за шоу. Понятно, что есть хедлайнеры. Могу сказать, что Аделина Сотникова пошла навстречу, она любезно согласилась кататься не за космические деньги. В том же Ярославле, когда я понял, что у меня все хорошо с кассой, я пригласил ее вне афиши. Это такая лояльность – удивить людей, дать им чуть больше, чтобы они оценили и в следующем году тоже пришли на мое шоу.

Первые годы мне хотелось работать по принципу: заработал – забираю, оставлять в деле мне ничего не хотелось. Я готов объяснить, почему решил так. Если накапливаешь какой-то жирок, он как-то легко улетает. Когда появляются излишки, появляется возможность ошибиться, появляются фантазии: а давайте сюда несколько реклам пробросим, а давайте сюда – и так все улетает. Но, разумеется, мы вынуждены оставлять деньги в деле. Есть кассовый разрыв, а чтобы запустить тур по 30 городам, надо инвестировать много денег. Даже запустить рекламную кампанию (даже с минимальным бюджетом в 10 000 долларов, хотя это вообще ничего для рекламы) – это уже 300 000 долларов. Плюс 50 процентов предоплаты за аренду зала – вот тебе уже и к миллиону подбегает».

5. Евгений Трефилов – о строительстве команды

«В команде всегда бывает лидер, его надо выловить. Лидер бывает показушный – я таких называю «кладовщица». Ну, горлопан, она везде – и в инстаграмах, и в стограммах. Но это не лидер. Лидер – это тот, кто родился в раздевалке. Он и команду поддержит, и ситуацию разрулит. В то же время в команде должна быть стервоза. Если лидер и есть стервоза, это еще лучше. Я Ире Близновой как-то сказал: «Если б мы жили вместе, я бы тебя подушкой удавил».

6. Евгений Трефилов – о труде

«Формула такая: 10 процентов таланта, 90 процентов пота. Видел, как тренируются конькобежцы. Удивлен, как сильно можно любить спорт. У них есть талмуд – сто по сто и прочее – они его получают от тренера и выполняют строго по этой тетрадочке. В спортивных играх только отвернулся – один в носу ковыряется, другой пошел воды попить, здесь разгильдяи конченые. А в циклических видах – все выполняют».

7. Евгений Трефилов – о победе женской сборной по гандболу на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро

«У победы на Олимпиаде несколько причин. Во-первых, учебно-тренировочный процесс. Целый год команда была под ружьем: раз в два месяца я видел их по неделе, по полторы. Без этой работы ничего бы не было. Второе – в подготовке мы опирались на Советский Союз. Взяли подготовку у мужиков. Взял своего товарища, с которым учился, Хорева – расписали все; каждое утро в 6 утра он был у меня в номере, расписывал, доставал. Девочки выли как белуги: такой нагрузки они никогда не выполняли.

Еще – руководство федерации. После Александра Кожухова, который вот там – в международной федерации – котировался бы, у нас никого не было. Шишкарев как-то сумел этот процесс наладить. Ну и спасибо федерации: они девчонкам задали такую планку… Девушки хорошо считают, сколько у них в кошельке. Это мужики могут все на ветер пустить. У меня в команде собрались такие, которые посчитали и выложились полностью».

8. Алексей Ягудин – о тренерском подходе в фигурном катании

«Побеждать можно только благодаря людям, которые не только говорят тебе, что нужно делать, но еще и слушают тебя или хотя бы делают вид, что слушают. Приведу пример. Когда я занимался фигурным катанием, были две большие команды. Мы с Евгением Плющенко и Алексеем Николаевичем Мишиным тренировались в Санкт-Петербурге, у нас были профессионалы своего дела по костюмам, музыке и вообще всему. А была другая такая же команда, но с Татьяной Анатольевной Тарасовой во главе.

Казалось бы, есть две равные команды, состоящие из людей, жаждущих победы. Однако в первом случае побед не было, а во втором – были. Почему? Потому что в любой семье важны не монологи, а диалоги. Сильный человек умеет признавать свои ошибки и слушает, о чем его спрашивают. Когда я был в первой команде и задавал какой-то вопрос, ответ был очень простым. Мне говорили: «Леш, ты не очень умный человек» – «Почему?» – «Измерь свой лоб». Я измерял лоб, а Алексей Николаевич Мишин в ответ показывал свою лысину и говорил: «Теперь ты понимаешь, кто начальник, а кто идет работать?».